• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:40 

Уильям Гибсон "Нейромант"

Шпенглер & Инститорис
Чему нас учит эта книга? Тому, что произведение, стоящее у истоков некоего жанра, совсем не обязательно будет классикой этого жанра, и даже необязательно будет текстом высокого качества.
Говоря, "Нейромант" стоял у истоков киберпанка. Может быть, я не сильна в истории этого жанра, как и в истории всех остальных, и, как ленивый нелюбопытный читатель, воспринимаю все вещи as of today, без особых скидок на время. Сейчас он смотрится не просто бледно, а исключительно бездарно. Оборванный сюжет, непонятно как и зачем происходящие скачки героев из одной точки пространства в другую. Непроработанные мир и время (вроде бы дело происходит в неком условном будущем, и многое в нем изменилось, а вот сорта пива остались те же!) Стародавняя романтизация наркомании, герои, все физические и эмоциональные состояния которых укладываются в варианты "хочу ширнуться" и "ширнулся, словил кайф". Наркотики, сигареты и алкоголь, какие-то ценности малолетних гопников, прости господи! И этим забит весь текст, за бесконечными наркотиками, сигаретами, алкоголем и редкими описаниями сексуальных извращений ни для нормального сюжета, ни для деталей киберпанкового мира, ни тем более для характеров не остается места. Логики ноль, цели данного текста тоже не увидела. В чем состоит сюжет? В том, что собравшаяся не пойми как банда из опустившегося наркомана, бывшей шлюхи и бывшего вояки с пеареписанной памятью "вскрывает" брандмауэр некоего ИксИна, предоставляя ему больше возможностей для развития, за что получает некоторые деньги? Не впечатляет. Особенно учитывая, что разворачиваться все это мероприятие начинает под конец романа, а до этого следуют бесконечные алкогольные и нарко-трипы героя и никчемушные "разборки" с местным аналогом братвы на раёне.
Герои вызывают единственно раздражение своей картонностью и банальностью своих желаний и реакций. Непонятно почему главного героя, повторюсь, опустившегося нарка, который раньше занимался, скажем так, ИТ, вытаскивают из его конуры в этот "проект". Разумеется, наркотики никак не влияют ни на здоровье, ни на способность качественно и эффективно работать - это ж все равно что чаю выпить, конечно. Зато как круто звучит! Герой закинулся дозой, полирнул это пивасегом и пошел заниматься высокоинтеллектуальным трудом. Как большой прямо. Напоминает Поппи Брайт, у которой крутизна ее вампиров также измеряется примерно в количестве потребленных ими "торпед".
С литературной точки зрения текст совершенно никакой. Я вообще питаю симпатию к киберпанку как жанру, но здесь и киберпанка-то нет как такового, нет практически деталей кибер-мира. Герой заходит в него и дальше - "магия, магия". Как конкретно этот мир устроен, в чем конкретно особенность способностей героя, что из себя представляет ИксИн - все интересные вопросы совершенно без ответов. Зато изобрести какие-то длинные и непроизносимые названия наркотиков автор не поленился. Слог "мусорный", состоит из каких-то обрывков фраз, мыслей, множества "школьных" деталей в духе описания, в какие обтягивающие кожаные штаны одета героиня, разговоров, которые по степени интеллектуальности примерно соответствуют комиксам.
Наш "Лабиринт отражений" при некоторой его наивности - намного круче и интересней. А тот же Симмонс по сравнению с "Нейромантом" - просто недосягаемая высота.

@темы: гибсон

22:10 

Н.В. Гоголь "Тарас Бульба"

Шпенглер & Инститорис
Удивительное несовпадение формы и содержания, характерное, впрочем, для истории, которая пишется победителями, но совсем не для ехидного Гоголя. Местами стилистика совершенно летописная, что ли, такая своеобразная поэтическая форма панегирика, напоминающая о том, как восхваляли богатырей в русских сказках и князей-благодетелей в летописях. Красиво само по себе, вне контекста содержания.
А содержание, если задуматься, феерическое: банда разбойников и грабителей, собравшись, решает, что что-то они пропили все добро и нужно пойти кого-нибудь ограбить. Главное, найти правильный предлог, что всегда несложно. Идут, разоряя по пути селения и истребляя местных жителей, осаждают совершенно невинный город, который просто попался им на пути. Через некоторое время этих разбойников и грабителей ловят и наказывают - регулярная армия и более ли менее по закону. И это все называется "пострадали за христианскую веру"! Где там христианская вера, интересно? Как назло, никак не могу вспомнить, в каком ключе преподносились доблестные деяния казаков в рамках школьной программы, но наверняка в восторженном, как же иначе.
Вообще это удивительное свойство христианской веры - ей оправдываются бесчисленные преступления подобных банд, и вообще какие угодно преступления подобного изумительного по своей наглости толка. Притом, что никакого отношения к происходящему она, собственно говоря, не имеет, но зато сколько разговоров.
Никак не могу сойти с этой темы, поскольку в "Тарасе Бульбе" она как-то задевает больше всего. Думаю, для сохранения мира и общенародного блага всю эту банду разогнать, а Сечь запахать было бы самым правильном делом - неприятно жить, когда у тебя на границах расположена подобная агрессивная группировка, которая в любой момент может решить, что ты "притесняешь христиан", будь ты сам хоть сто раз христианин.
Возвращаясь к сюжету - история довольно простая, предательство влюбившегося сына, гнев отца. Кажется, в школе делали упор именно на это. Крылатая фраза про "чем тебя породил". Изначально, может, и не банальный сюжет, но ставший банальным по мере того, как вещь становилась классикой.
Прекрасный гоголевский слог, но все же истории тех же "Вечеров" вызывают гораздо больше симпатии и участия.

@темы: гоголь

22:14 

Флер Йегги "Счастливые несчастливые годы"

Шпенглер & Инститорис
Гессе почти 90 лет назад все это уже написал в повести "Под колесами". Закрытая школа для обеспеченных детей, со строгим отбором по гендерному признаку. Отношения, складывающиеся между учащимися. Те странные перегибы, когда и душа, и тело ищут какого-то выхода, какой-то достойный объект, а кроме сверстников, находить им нечего. Дружба-любовь, наверняка у многих в детстве была такая.
Только у Йегги школа не для мальчиков, а для девочек. И персонаж ее - героиня, от лица которой ведется повествование - достаточно неприятная, во всяком случае, никакой особо симпатии она не вызывает - просто нечем. Возможно, это очень честный pov автора, конечно - нормальные люди сами у себя тоже особой симпатии не вызывают, и в тайных своих мыслях не хвастают.
Закрытая школа, вроде бы и не драконовские, но какие-то странные ограничения. Если бы не пара фраз о войне и Гитлере, можно было бы подумать, что дело происходит в начале 20 века или даже в конце 19 - до такой степени, видимо, в этих элитных швейцарских пансионов не меняются нравы. Девочка, точнее, уже подросток, увлекшаяся своей соученицей - и в хорошем, и в плохом смысле одновременно. Сам "объект" ее внимания, поначалу удивлявший всех своей безупречностью, а потом вставший на печальный путь. Так бывает, когда твой "объект" кажется тебе безупречным, и ты единственный из всех не замечаешь за ним некоторых странностей и недостатков. История ни о чем, по большому счету, о юношеском увлечении, которое ни во что не выросло и не посмело назваться любовью даже. Таких много, и, в отличие от легких, но вполне оформившихся влюбленностей, об этих странных чувствах обычно долго помнят.
С другой стороны, с Гессе не идет ни в какое сравнение. Он напоминает о подобных юношеских чувствах сам, а после Йегги нужно тщательно раскапывать их в себе, чтобы хоть что-нибудь сказать об этой довольно бледной вещи.

@темы: йегги

22:03 

М.Ю. Лермонтов "Княгиня Лиговская"

Шпенглер & Инститорис
Сложно судить о незаконченном романе, но все же читать было интересно. Постепенно спустя 15 лет школа начинает отпускать, и можно уже смотреть на школьную классику без отвращения.
"Княгиня Лиговская" - история из жизни молодого Печорина, еще неоперившегося, делающего только первые шаги на почве мрачности, саркастичности и мизантропии. Ему всего 23 года, любовь юности, собственно новоявленная княгиня, внезапно появилась в высшем питерском обществе после долгой разлуки, но уже замужем за неким богатым стариком. С другой стороны, история с княгиней как она начинается, кажется, достаточно банально, и, видимо, должна закончиться неким разочарованием, которое и ляжет в снову ухудшения печоринского характера.
Куда интереснее начавшая было развиваться история с обиженным Печориным мелким чиновником. Драма такого совершенно достоевского толка, так что стыдно не за персонажей, но за саму дурацкую ситуацию. И более того, вместо того, чтобы забыться и постепенно сгладиться, как обычно в жизни происходит с такими постыдными, но не особо значительными обидами, она все больше развивается, запутывая в свои тенета обоих участников. Чем закончилась бы эта история, интересно было бы посмотреть.

@темы: лермонтов

23:42 

М.Е. Салтыков-Щедрин "Господа Головлевы"

Шпенглер & Инститорис
Почему-то у меня с детства сложилось странное мнение, что Щедрин - всего лишь автор злобной и смешной сатиры, не более. Но после прочтения "Головлевых" внезапно осознала, что он - вполне себе "большой" писатель, уровнем и серьезностью ничуть не уступающий Достоевскому.
"Головлевы" - история, своим трагизмом ФМ ничуть не уступающая, но при этом, если задуматься, даже более страшная. В конце концов, драмы в духе Достоевского в жизни встречаются, слава богу, довольно редко, да и характеры такие - тоже. А драмы в духе семейства Головлевых - сплошь и рядом. И счастлива та семья, в которой ни один член ее в какие-то моменты не играет роль "Иудушки", который на словах весь елей, а будешь помирать, так стакан воды не подаст.
"Головлевы" - это история несчастной семьи. Точнее даже не несчастной, а несчастливой - потому что несчастными себя чувствовали далеко не все, а уж несчастливыми в этой семье были все до единого, от первой жертвы до последнего подлеца Иудушки, которому, как ни странно, тоже досталось (такие очень долго выплывают, когда вокруг все остальные тонут, но в итоге накрывает и их). Все началось со властной матери четверых детей, которая троих благополучно сжила со свету, а четвертый так хорошо выучился ее науки, что сжил со свету ее самое - при этом до последнего сохраняя благообразную личину сыновьей почтительности. Вся история - начиная с матери и ее брака с пьяницей и тряпкой, и заканчивая печальным финалом актерской карьеры внучек - удивительна и поучительна одновременно. Казалось бы, но не может же быть такого, чтобы небедные люди (дворянского рода, с неплохими поместьями) в таком количестве, все до единого не просто пошли по плохой дорожке, а закончили самым худшим образом из всех возможных. На восемь человек - три самоубийства, и это еще те, кто "вырвался" из этой ужасной жизни с наименьшими потерями.
Самое сложное - обяснить, что, собственно, в головлевской жизни столь ужасного. Сначала - жесткая, властная и нелюбящая мать, потом - елейный подонок "Иудушка", младший сын, никому не делающий зла напрямую, но ловко пьющий изо всех кровь украдкой. Казалось бы, ничего особенно ужасного, не смерть, тюрьма и яма, вполне можно было бы с этим справиться, но практика как раз показывает, что ко злу внутри семьи люди оказываются особенно не подготовлены, беззащитны перед ним. С другой стороны, этот проклятый век дворянских трутней, "сначала на забаву, а потом на убой". В наше время человеку достаточно вырваться из-под крыла такого семейства и начать самому устраиваться в жизни, найти себе компанию по душе - и можно спокойно жить дальше. Но ведь эти трутни ничего сами не могут и не умеют, мысль и "честном труде", посетившая было из всех детей только двух внучек, обернулась для них так, что лучше б дома в деревне сидели. Потому что в 1860-х для бедной дворянки без связей и опыта никакого "честного труда" еще не было, только "бесчестный", увы. Вот и начнешь задумываться о пользе революции. Кстати, еще о нашем обществе "равных возможностей" - точнее, конечно, менее неравных. С одной стороны, есть шанс, что Головлевы, кроме матушки Арины Петровны, в нем сошли бы на нет еще быстрее. С другой стороны, Арина Петровна могла бы развернуться по полной и, но ее детям и внукам это вряд ли помогло бы.
Получается, самое жуткое, что с переменой времени "головлевские" проблемы никуда не деваются. Проблемы семей, в которых не просто нет любви между членами семьи, а ни у кого из них ни разу в жизни ее не было. Проблемы людей, которые живут по привычке, механически, движимые каким-то застарелым и давно не актуальным расчетом. Проблема пошлости, наконец. "Пошлость имеет громандую силу; она вседа застает свежего человека врасплох, и, в то время как он удивляется и осматривается, она быстро опутывает его и забирает в свои тиски". Кто никогда не пасовал перед скандалящими тетками, лезущими без очереди, перед грозными гардеробщицами, перед ханжеским лицемерием, прикрытым маской дорбродушия, кто никогда не думал, что проще уж уступить, чем "связываться". Главное - потом убежать достаточно быстро, пока это уступничество не завело далеко.

@темы: салтыков-щедрин

14:26 

Кормак Маккарти "Дорога"

Шпенглер & Инститорис
В конце остается единственный вопрос: "Ну и что?"
Вообще надо обладать изрядными дарованиями, и особенно степенью графомании, чтобы написать 300 страниц ни о чем. Конечно, авторов академического курса теории государства и права под редакцией Марченко Маккарти уделать не удалось, но он значительно приблизился к ним.
Вес текст тщетно надеешься, что вот сейчас уже начнется наконец хоть какое-нибудь захудалое действие, хоть что-то, похожее на сюжет. Но не может ведь быть книги такого объема совсем без сюжета, думаешь. Ан нет, может. Герои, отец с маленьким сыном, идут по дороге неизвестно откуда неизвестно куда на фоне пост-апокалиптического антуража. Кругом горелые дома, трупы, жрать им нечего, погода плохая. Они идут и идут. А жрать нечего, и погода плохая. А они идут. А кругом трупы. И погода плохая. Идут. И жрать нечего. Вот, собственно, краткий пересказ. Такое чувство, что автору, как Дюма, платили построчно, только в отличие от Дюма, который за это выдумывал прекрасные сюжеты, Маккарти повторяет на разные лады одно и то же - как есть нечего, как страшно вокруг и какая погода плохая. В целом - он пишет простенько, чередуя по очереди два приема: скупые диалоги без авторской речи и длинные описания того, как плохо вокруг.
Вокруг, натурально, происходят ужасы постапокалиптики: сожженные города, трупы, мародеры, каннибалы. Что характерно, все это совершенно не трогает сердце, потому что слишком уж этих ужасов много на единицу текста, они быстро начинают восприниматься как скучный задник. Самое интересное, что бывает в постапокалиптических сюжетах, то есть история о том, как, собственно, все это произошло, а также о том, как люди на руинах строят новую жизнь - всего этого нет. Есть только тоскливая дорога без конца и начала.
Разговоры и общение отца с сыном тоже вызывают подозрение, несмотря на всеобщее умиление. По логике вещей, если мальчик родился после апокалипсиса и никогда не видел нормальной жизни, не общался со сверстниками, пережил самоубийство матери и тд - с одной стороны, он вряд ли вырос бы настолько адекватным и приличным, что ли. С другой стороны, для него-то этот постапокалиптический антураж должен быть совершенно естественным, раз он другого никогда не видел, и он не должен дергаться от всякого куста, как будто вырос в счастливом розовом мире рекламы детского питания и только вчера очутился среди этого ужаса. В общем, как бы ни пафосно выглядели все эти скупые "мужские" разговоры отца с сыном, в них изрядная доля фальши.
Первые несколько десятков страниц читаешь с интересом, потом, осознав, что ничего, кроме этого, не будет, разочаровываешься.

@темы: маккарти

16:37 

Пэлем Грэнвилл Вудхауз "Псмит-журналист"

Шпенглер & Инститорис
Первую половину романа пыталась понять, что к чему и стоит ли смеяться, или стоит относиться к выделываниям Псмита с подозрением. Особо напрягала псмитовская манера выражать свои мысли - пока к ней не привыкнешь, не совсем ясно, всерьез герой говорит или так изысканно издевается. Впрочем, другим персонажам это тоже неочевидно, кажется. Через некоторое время я привыкла и начала получать от его изысков некоторое извращенное удовольствие.
Сюжет книги строится в целом на том, что Псмит, скучающий богатый выпускник Кембриджа, приезжает с другом в Нью-Йорк и не найдя, чем себя занять, устраивает большой переполох в местной невинной газетке для семейного чтения, за несколько недель превратив ее в рупор борьбы с угнетением и тд. В части отношения к СМИ роман очень напоминает "Сенсацию" Во, хотя не такой смешной, конечно, но все же неплох. Особенно нежную симпатию вызывает идея автора, что сильным мира сего может быть какое-то дело до того, что пишут о них в дешевых газетах, и "свобода слова" способна на них реально воздействовать. Впрочем, если бы не эта идея, не на чем было бы построить весь сюжет. Псмит и его новоявленный приятель - временный редактор газеты - усердно разоблачают, вызывают на себя гнев разоблачаемых, который выливается в драки, погони и прочую веселую возню.
С другой стороны, смешно в романе совсем не это, а скорее - все те мелкие моменты, которые не имеют к сюжету никакого отношения, но очень украшают текст. Гангстер-кошатник, к примеру, речи Псмита, набор очень характерных прежних авторов газеты "Уютные минутки". В целом - не могу сказать, чтобы была в восторге, но прочитала не без удовольствия. На фоне того, что Пратчетт весь практически освоен, и Во тоже заканчивается, видимо, пора взяться за Вудхауза.

@темы: вудхауз

22:34 

Десмонд Бэгли "Канатоходец"

Шпенглер & Инститорис
Хорошая книжка, чтобы по ней снять квази-интеллектуальный боевик/детектив, в духе "Девушки с татуировкой дракона". По мере чтения не покидала мысль, что я читаю не художественный текст, а сценарий. Минимум отступлений, максимум подробных описаний действия - в линейном времени. История сама по себе, конечно, дурацкая: некий-де финнский ученый полвека назад сделал некое ценное открытие и прикопал записи во дворе своего дома, который теперь находится в России. А товарищи из британских спецслужб пытаются с помощью нашего героя эти записи заполучить. Дело причем происходит в глубоком Советском союзе, идет холодная война, русские - сосредоточие всего ужасного ну и далее по тексту. Петербуржцев, кстати, порадуют привычные топонимы, учитывая, что таинственные записи хранятся в огороде в Светлогорске (как говорится, если все будет плохо, у нас есть три выхода: Брусничное, Торфяновка... - ну а у героев вход).
Наш герой, кстати, традиционно, страдающий по поводу недавной гибели жены (герои боевиков всегда по чему-то страдают, нормальных семей у них не бывает), ни с того ни с сего оказывается втянутым в это мероприятие, причем еще и под чужой личиной. См. кено "без лица", которое Бэгли предсказал цать лет назад. Кстати, что же случилось с героем и кто злодейским образом придал ему чужую внешность, так и не выясняется, хотя это, пожалуй, самый интересный вопрос книги, а сомнительное изобретение - дело десятое.
В общем, эта книга - отличная основа для современного *приличного* боевика, где много бегают, стреляют, но при этом сюжет не складывается в совсем уж фееричную тупость. Она очень графическая, а вот особых литературных достоинств в ней нет, впрочем, нет и особых недостатков - читается очень легко и совершенно не требует участия мозга. Любителям подобной литературы рекомендую, всем остальным - разве что как способ "овощения".

@темы: бэгли

23:35 

Луций Апулей "Золотой осел"

Шпенглер & Инститорис
Не то чтобы я была большим любителем античной классики - но все же "Метамфорфоры, или Золотой осел" - так вещь, которую рано или поздно стоит прочитать. Причем в отличие от "Сатирикона", который вопринимать из-за его прерывистости очень сложно, так что обычному читателю получить удовольствие от текста не так-то просто, "Осел" сохранился целиком, имеет цельный сюжет и более чем забавен. По сути, конечно, "Метаморфозы" - это классический образчик кумулятивного сюжета (кто не в курсе, по этому принципу снимают большинство современных сериалов): сквозная линия героя то и дело прерывается относительно недлинными приключениями всяких встречных и поперечных. Можно сказать, что есть сквозной сюжет, в рамках которого герой, по случайности ставший ослом, терпит всяческие бедствия и пытается вернуться в человеческий облик, и есть сюжет каждого эпизода, в котором рассказывается что-то свое, так или иначе встреченное ослом на его пути.
Вообще античный юмор подобного толка для меня обычно грубоват и пошловат. Люди тогда, безусловно, были ближе к земле и проще относились к вопросам, скажем так, пола, не говоря уж о том, что не упускали случая пошутить ниже пояса. В "Сатириконе" это меня скорее раздражало, чем развлекало (да, я старая ханжа). Но в "Осле", хотя он и начинается с подобного рода истории, с приключений героя со своей любовницей, ослиная шкура быстро все меняет. Истории в составе "Осла" не однообразны, напротив, многие из них очень интересны сами по себе, даже исключительно с мифологической точки зрения - всем известная история Амура и Психеи, например. Не могу сказать, что мне было смешно - скорее, мне было интересно его слушать. Похождения героя-осла какие угодно, только не однообразные, и включая самый финал в одной истории невозможно даже близко угадать, что произойдет в следующей. Апулей не следует никаким расхожим и привычным для нас сюжетам или даже отдельным сюжетным ходам, этим он и забавен, и удивителен.

@темы: апулей, античность

20:39 

Валентин Пикуль "Реквием по каравану PQ-17"

Шпенглер & Инститорис
Давно собиралась прочитать эту вещь, поскольку Вторая мировая война вообще особо интересует меня и поскольку мои знания относительно войне на море почти сводятся к нулю. У меня был раньше только один опыт чтения Пикуля - роман про Распутина - интересный, но не сказать, чтобы приятный. А "Реквием" очень понравился. Нет, конечно, в нем есть свои недостатки, но они скорее свойственны всей советской художественной литературе о войне в целом.
"Реквием" интересен не столько своими художественными достоинствами, сколько историческими. Отталкиваясь от нулевых знаний в этой области, я к концу имела некоторое представление об арктических конвоях, особенностях и проблемах их проведения, немецкой стратегии борьбы с ними, истории "Тирпица" и т.д. При этом Пикуль преподносит исторический материал пусть и не особо детально, зато очень живо, и в отличие от аутентичных воспоминаний военных и классической мемуаристики за счет этого упрощения хотя бы что-то откладывается в памяти. Пикуль прибавляет к суровому фактажу детали, людей (в основном реальных), общие справки, диалоги - и без особых усилий получается полная картина ситуации. Возможно, она не совсем исторически правдива, в частности, обвинения в адрес Великобритании в намеренном уничтожении конвоя выглядят логически небезупречно, но история этой войны вряд ли в ближайшее время в представлении кого-то из воевавших стран будет полностью исторически правдивой.
Повествование, как ни странно, не вызывает отторжения, в нем нет никакого глупого ура-патриотизма, а та степень, которая есть, более чем оправданна. Единственное, что вызывает претензии - постоянные мелкие нападки на руководство союзников - с другой стороны, они во многом тоже исторически обоснованы, да и вообще сложно найти какую-либо безупречную сторону, поскольку каждый, ясное дело, печется в конечном итоге о выгоде своей страны.
Очень приятная и познавательная книжка для тех, кто интересуется Второй мировой и устал от мемуаров формата "такого-то числа такая-то рота выдвинулась из пункта А в пункт Б".

@темы: пикуль

12:41 

Сюзанна Кларк "Дамы из Грейс-Адье и другие истории"

Шпенглер & Инститорис
Конечно, после того, как, несмотря все все усилия растянуть это на подольше, заканчивается "Дж. Стрендж и мр. Норрелл", чувствуешь себя, как наркоман, которому не дают дозу, и непонятно, что теперь делать. В этом плане сборник рассказов, которые представляют собой сайд-стори к роману - большое утешение. В одном из них даже фигурирует лично Джонатан Стрендж, в другом - лично Король-Ворон, правда, в комическом амплуа, а не таинственно-романтическом.
Рассказы посвящены различным другим случаям и проявлениям магии в современной Стренджу и Норреллу Англии начала 19 века, причем как человеческой, так и эльфийской. В целом они выдержаны в той же стилистике, что и роман, но по моим ощущениям, рассказы чуть помягче, в них нет того *человеческого* накала и противостояния. Если роман - это борьба характеров не столько с обстоятельствами, сколько друг с другом, за счет чего из области "фантастической сказочки" он и переход в область большой литературы, то рассказы - это скорее все-таки прекрасный образец авторской сказки.
Основное достоинство сюжетов Кларк в этом сборнике - в их разнообразии. Здесь есть и история из жизни Марии Стюарт, и тяжкая борьба молодого священника со зловредным эльфом, и история о волшебном помощнике, спасшем девушку от мужа-тирана, и забавная история о том, как три провинциальные подруги-ведьмочки обвели вокруг пальца самого Джонатана Стренджа и, наконец, полный текст истории о Короле-Вороне и углежоге из Камбрии, которая упоминается в примечаниях к роману. Обычно, читая сборники сказок, быстро устаешь, потому что они очень однотипны - но истории Кларк совершенно разные и по серьезности, и по подходу к изложению. Объединяет их прекрасный язык автора, такой же живой и забавный, как и в романе. Хотя русский перевод, конечно, несколько вводит в заблуждение - учитывая, что рассказы переведены разными людьми, в одном месте fairy называют эльфами, в другом - феями, в третьем - иным народцем и тд. Пожалуй, стоит купить этот сборник и в оригинале и перечитать его еще раз при случае.
В целом рассказы, конечно, значительно проще романа, так что их можно рекомендовать и тем, кому роман не пошел, а еще - читать детям в качестве сказок.

@темы: кларк

23:11 

Susanna Clarke "Jonathan Strange & Mr. Norrell"

Шпенглер & Инститорис
Магия вернулась не только в Англию, но еще и в большую литературу.
Кажется, в прошлый раз меня перло с такой силой, когда я читала "Дом, в котором..." Книга Кларк, безусловно, совсем другая, но столь же потрясающая: целый большой мир, в который ты погружаешься с головой. Сделаю комплимент Роулинг, пожалуй, если скажу, что это "Гарри Поттер" для интеллектуалов - это не совсем так, но общий флер волшебного мира, который совсем рядом - достаточно похож.
Кларк рисует Англию начала 19 века, длительная война с Наполеоном, благопристойные нравы, промышленная революция только начинается. И в этой серьезной, расчетливой и благоразумной стране внезапно появляется настоящий маг. Который делает настоящую магию, причем изо всех сил пытается придать ей благопристойность и респектабельность - чтобы магия не сильно отличалась от других общественно одобряемых наук и искусств.
Это действительно потрясающе, как Кларк выписывает мир, антураж, детали, легко сплетая реальные исторические события и "магическую" часть. Удивительно, но буквально все ее герои, от главных до второстепенных, очень живые, очень настоящие, с очень четкими характерами. И весь мир вокруг них столь же четко выстроен, в нем нет никаких белых пятен, никаких недомолвок. Напротив, читатель узнает даже чуть больше положенного за счет множества примечаний, каждое из которых является маленькой вставной новеллой.
Даже сложно сказать, что восхищает больше - этот удивительно очаровательный английский мир двухсотлетней давности или магия как таковая, пожалуй, сочетание такого мира и магии - вот что производит столь потрясающее впечатление. Как и во многих хороших фэнтезийных книгах, в этом мире очень хочется жить.
Я, конечно, увлекалась миром - меня вообще очень радовали в книге все "отвлеченные" пассажи, тот случай, когда получаешь удовольствие от процесса чтения, а не от какого-то сюжетного "результата". Но главное в тексте, разумеется, герои - первый маг - мр Норрелл и его ученик Джонатан Стрендж. Точнее, сначала ученик, потом враг, а потом друг. И множество людей вокруг них, конечно, людей, которые очень по-разному относятся к воскрешению английской магии. А также зловредный безымянный эльф и таинственный король-маг древности, Raven King, которого никто не видел уже много сотен лет, но с именем которого вся английская магия связана по-прежнему.
У Кларк удивительная фантазия: она создает с одной стороны очень необычные сюжетные ходы, а с другой - полные внутренней логикой. Ни один из поступков ее персонажей не вызывает особого удивления в контексте всего его характера - напротив, характеры вырисовываются очень четко. Оба главных героя ужасно далеки от состояния рыцарей без страха и упрека, их пороки и недостатки как на ладони. Но при этом оба искренне увлечены своим делом, и несмотря на все их несходство, это в итоге и сводит их вместе. В книге, кажется, вообще нет ни одного картонного персонажа, ни одного небрежно прорисованного, буквально все действующие лица - личности, а не функции. И за счет этого практически все вызывают если не симпатию, то по крайней мере интерес.
Начав с сугубо "официального" возвращения магии в Англию, то есть с предоставления магических услуг правительству, герои заканчивают... я даже затрудняюсь описать, как, чтобы не наспойлерить тем, кто не читал. Удивительно и хорошо. И за ними пойдут другие и другие, "норреллиты" и "стренджисты" (уж не знаю, как это назвали в русском переводе).
Очень сложно, на самом деле, описать все то, что есть в этой книге, не пересказывая ее всю. Это идеально продуманный, "заполненный" мир, в котором соединяется Англия 19 века, мир Faerie и таинственный, едва видный и ускользающий мир Короля-Ворона. Это занудный, эгоистичный и трусоватый Норрелл, который даже о самых восхитительных магических вещах рассказывает профанам так, что они засыпают от скуки. Это несдержанный, увлеченный и невнимательный Стрендж, сначала по невнимательности потерявший жену, а потом перевернувший целое эльфийское королевство, чтобы ее найти. Это сомнительных моральных качеств представители лондонской знати, бывший карманник - преданный слуга Норрелла, герцог Веллингтон и Байрон собственными самоуверенными персонами, а также бывший чернокожий раб, который станет в итоге королем.
Я категорически рекомендую эту книгу всем, кто читает ради процесса и любит скорее классику, чем современный фантастический ширпотреб.
К слову, английский язык у Кларк просто изумительный. Я получала бездну удовольствия от самого процесса чтения, от того, как она строит фразы и какие выбирает слова - очень точно, тонко и с тем легким, ненавязчивым юмором, который отличает лучшие вещи именно в английской литературе. Не говоря уж о том, что важные вещи, типа пророчества Короля Ворона, уважающие себя фанаты должны знать в оригинале :-)
И, конечно, слов нет, как передать мою печаль, что в сериале показали не просто не все, а лишь небольшую часть. К тому же в угоду экшну в сериале пожертвовали одной из главных прелестей текста - а именно респектабельностью, общим флером эпохи, в которую герои держат лицо, сохраняют безукоризненность манер и внешние приличия, даже когда их годами по ночам преследуют зловредные эльфы. Впрочем, каст отличный, и антураж в сериале тоже воссоздан очень хорошо.

@темы: кларк

16:18 

Джаспер Ффорде "Дело Джен, или Эйра немилосердия"

Шпенглер & Инститорис
Где-то к концу первой трети текста я сформулировала для себя, что есть эта книга. Это Бриджит Джонс в романе Филиппа Дика.
Собственно, можно дальше уже ничего не говорить, но все-таки разовью мысль: Ффорде не настолько смешон, как Бриджит Джонс, и не настолько безумен, как Филипп Дик. И уже тем более не настолько привлекателен. Я надеялась на нечто вроде лучших вещей ПТерри, но ничего подобного не обнаружилось - все очень вторично.
Во-первых, это стандартный детектив, поимки таинственного злодея. Во-вторых, героиня - худший образчик героинь женских романов, и если Бриджит Джонс читать было действительно смешно, то все потуги изобразить из подобного персонажа что-то еще выглядят весьма сомнительна. Немолодая и не интересная девица лет за тридцать, одинокая, занимающаяся какими-то несуразными глупостями на работе. Есть такие герои и сюжеты, которые выстреливают только один раз, а дальнейшее их переписывание совершенно безнадежно - это тот случай.
Мир Четверг Нонетот - некая параллельная реальность. Аннотация обещает множество интересного: там есть и путешествия во времени, и хроностража, и до сих пор идет Крымская война, и можно проникнуть в любое литературное произведение. Но на практике картины мира как такового не складывается: мы наблюдаем его глазами довольно недалекой, хоть и буйной, героини, и из-за этого другая реальность сильно теряет в блеске, поскольку воспринимают ее как нечто обыденное и занудное, и так и представляют читателям.
Потуги на "литературность" романа в основном выражаются в отсылках к самым известным автором английской литературы, а также в том, что героев называют их именами.
В остальном же - это все тот же самый осточертевший "иронический детектив", которые читают у нас в метро в мягких обложках, только с небольшой примесью несуразной фантастики и парой фраз из Шекспира. Читать можно, но скучновато, и в итоге - ни уму, ни сердцу.

@темы: ффорде

23:58 

Записки А.П. Ермолова. 1798-1826

Шпенглер & Инститорис
Томик записок, который у меня есть, включает в себя, строго говоря, не одно произведение, а несколько, все - нечто среднее между воспоминаниями и дневником генерала Ермолова. Первая часть, касающаяся операций русской армии на европейском военном театре в 1806-1807 гг. не представляет особого интереса и, к тому же, ужасно неудобочитаема. Р. говорит, что Ермолов был большим поклонником Цезаря, читал его, разумеется, в оригинале, и оттуда заимствовал соответствующую стилистику, абсолютно неестественную для русского языка. На практике это все равно выглядит как синтаксис магистра Йоды. Впрочем, в следующих воспоминаниях, которые касаются уже собственно Отечественной войны, это чувствуется гораздо меньше, а к Кавказским частям и вовсе превращается во вполне приличный русский язык.
Воспоминания Ермолова об Отечественной войне - более внятные, чем предыдущие, но все же далеко не лучший источник на эту тему. Как всегда с крупными войнами, из мемуаров отдельных (не самых высокопоставленных) участников можно уловить множество деталей, которые упорно не складываются в общую картину. Хорошо, что в данном случае картину я худо-бедно представляю, пусть в основе моих знаний и лежит "Война и мир". Отдельные замечания относительно личностей и общения Кутузова и Барклая де Толли весьма интересны, но в остальном это скорее набор малополезных (кроме как для специалиста) деталей.
Собственно, я бралась за мемуары Ермолова исключительно ради его воспоминаний о замирении Кавказа, и тут, должна признаться, мои надежды несколько не оправдались. В смысле, мемуары, конечно, есть, они весьма обширны и детальны и охватывают практически все десять лет его на посту военного губернатора. Другое дело, что никаких волшебных откровений относительно того, как же ему удалось добиться таких успехов в покорении Кавказа и достижении мира с многочисленными местными народами и племенами - нет. Притом, что в этом регионе фигура Ермолова, безусловно, является одной из самых выдающихся в истории. Но такое чувство, что все его успехи - это, как ни банально звучит, просто результат упорного труда умного и сильного человека. Который изо дня в день вел постоянную борьбу то с одним полудиким племенем, то с другим, у этих сжигал деревни, тех задабривал подарками, с теми проводит разъяснительные беседы. Строил крепости и дороги, вырубал лес, расширял улицы и облагораживал захваченные города. В общем, делал все то, что и должен был делать человек на этом посту - очень активно и безустанно.
На самом деле, если задуматься, становится жутко. На объявленной войне хотя бы понятно, что она идет определенным образом и в определенный момент закончится - победой той или другой стороны. На протяжении же всего времени губернаторства Ермолова на Кавказе он вел войну необъявленную - и без надежды на полную победу, только ради некоторого улучшения обстановки. И никакого покоя и мира у него не было, даже призрачной надежды на них. Я очень быстро перестала пытаться запомнить все многочисленные племена и имена разных шахов, о которых пишет Ермолов - а ему приходилось еще постоянно лавировать среди них, воевать с одними, заключать союзы с другими. Все это очень напоминает жонглирование стеклянными шарами - десять лет, без отдыха. Никаких значительных поражений, победы - тоже не самые великие, тем более, что никакая победа над одним шахом не может быть окончательной, учитывая, что на его месте, как головы у Змея Горыныча, тут же появляются другие недовольные российским правительством. Но в результате - значительно изменившийся регион, отсюда и вся слава. Вызывает уважение не какой-то особый подвиг, а весь многолетний труд.

@темы: ермолов

21:27 

Макс Фрай "Ветры, ангелы и люди"

Шпенглер & Инститорис
В очередной раз убедилась не только в том, что лучше Ехо у М-Фрай ничего нету, но еще и что кроме Ехо все остальное - несравненно слабее, гораздо более проходное. Этот сборничек рассказов - в целом, конечно, во фраевском духе, то есть представляет собой просто гимн эскапизму. Это и не литература вовсе уже, это такой чистый концентрированный эскапизм, что как-то даже неловко становится. Дело в том, что в Ехо рисуется удивительный и прекрасный мир, который идею эскапизма вполне оправдывает, а вот в отдельных "реалистичных" рассказах печальный реал перевешивает, и ужасно жалко становится этих героев-недотыкомок. Дело в том, что они все у Фрая - вполне взрослые люди, даже более, чем взрослые, то есть, по ощущениям, колеблющиеся уже в районе 35-40. И если в 10 лет мечтать о том, что внезапно где-то откроется дивная дверь, за поворотом появится проход в удивительный мир, встреченный на улице странно выглядящий незнакомец окажется кем-то особенным персонально для тебя - это все простительно и понятно, то во взрослом возрасте - уже скорее печально. То есть не то чтобы печально - мечтать-то можно, но это такое shameful pleasure, признаться в котором было бы ужасно неловко. Потому что лет с 20 тебе даются все возможности построить в своей жизни те волшебные замки, которые тебе необходимы, самостоятельно, и если за 15-20 лет самостоятельности ты с этой задачей не справился, а все еще пытаешься убежать от себя и мира... Характерно, кстати, что все не самые молодые герои этих рассказов - одиночки, не просто никакой собственной (созданной) семьи не имеющие, но даже родителей и прочих близких родственников, которые могли бы скрасить их печальное существование.
Сказочные детали, обычно такие милые, местами теряются в каких-то бесконечных банальностях. Герои все время курят и все время пьют кофе. Неудивительно, что у них потом проблемы со здоровьем, хочется сказать, но даже не в этом дело. Все эти эмо-подростковые атрибуты - сигареты, кофе, ветер, кафешки, дождь - не то что оскомину набили, а уже вызывают стойкое отвращение. Есть хоть один эмо-персонаж в этом мире, который бы любил чай с лимоном?!
На самом деле, М-Фрай, конечно, все равно на голову выше коллег по эскапистскому цеху типа Никки Каллен, первым делом потому, что у нее этот эмоциональный exploitation все-таки несколько ограничен рамками здравого смысла. Некоторые вещи сборника очень хороши, к примеру, история про консула, некоторые - гораздо слабее (сюсюкающая история про кошку и дракона вызывает зевоту).
В общем, я несколько опечалена негативным настроем сборника, потому что, несмотря на маленькие приятные вещи в нем, с которым сталкиваются герои, смотришь на них и думаешь: не дай мог оказаться в такой ситуации, не дай бог такую жизнь. Действительно, им кроме чуда ничего и не поможет уже. В данном случае маленькое чудо выступает не как приятная радость, а как единственный просвет в жизни. Как-то этот печальный настрой очень сильно заметен, а я люблю М-Фрая за жизнерадостность и позитивность, так что это - решительное "не то".

@темы: м-фрай

20:25 

А.И. Гончаров "Обыкновенная история"

Шпенглер & Инститорис
Как-то так вышло, что в школе Гончаров прошел совершенно мимо меня: "Обломова" я читала, конечно, но без особых впечатлений и уж точно без восторгов. А тут слушаю второй роман и оторваться не могу, диво как хорошо! Если уже "Паллада" был довольно забавным, то "Обыкновенная история" просто изумительно смешная. Это такой прекрасный образчик юмора, когда герои не делают смешные вещи, а говорят (и думают), при этом это смешное выглядит не натужным, а очень естественным.
История, действительно, очень проста: в Петербург из деревни приезжает 20-летний юноша - сам еще толком не знает, зачем. Матушка отдает его на попечение петербургскому дяде, который давно уже переехал в столицу, сделал неплохую карьеру, владеет заводом - и с которым никто не виделся много лет. Юноша мнит себя большим писателем, верит в великую любовь до гроба и доводит дядюшку до белого каления своими "искренними излияниями". Собственно, сюжет строится вокруг отношений дяди и племянника - как дядя пытается его научить уму-разуму и как племянник сопротивляется, раз за разом набивая себе шишки. Это безумно комично. Начать даже с первого визита племянника, который, незваный и непрошеный, нагрянул к дяде с "сопроводительным письмом", в котором матушка предписывала дяде, чтобы он на ночь закрывал рот племяннику платком и крестил. Дядя, сроду не ждавший такого гостя, очень достойно справился с вызовом, надо признать. Хотя вообще внезапно нагрянувшие родственники черт-те откуда - это такое милое общее место, и, кажется, никогда не перестанет быть актуальным - сама несколько раз переживала такие визиты родственников, про которых меня предупреждали, что "ты, наверное, их не помнишь, ну так они к тебе приедут на недельку пожить". Сопутствующие эмоции можно представить.
История, конечно, несколько преувеличенная: дядя представлен таким сухим чрезмерно рассудительным человеком, а юный племянник - феерическим восторженным балбесом. С другой стороны, едва ли не во всех репликах дяди я слышу себя, потому что говорит-то он дело, только у племянника не вырос достаточно мозг, чтобы его правильно понимать.
Разумеется, к истории жизни юноши в Питере прилагаются несколько романов, разочарование в писательстве и прочие очень логичные последствия его поведения. Особенно хороши и забавны нападки Гончарова на романтизм и всякие "искренние излияния". В паре мест юноша открытым текстом заявляет кому-то, что он "лучше, благороднее, достойнее, чем все окружающие люди" или нечто в этом духе. При этом в чем же конкретно заключается его хваленое благородство, не уточняется. Было бы смешно, если бы не было так грустно - увы, и по сей день сплошь и рядом встречаются такие персонажи. Не то чтобы я была против "искренних излияний" - но не нужно подменять ими здравый смысл, а также практическую заботу о других людях, как делают очень многие незрелые личности.
Забавен финал романа: дядя и племянник едва ли не меняются местами. Дядя на старости лет осознал, что чем заниматься карьерой, гораздо важнее позаботиться о не слишком здоровой жене, а племянник собрался жениться по расчету - все еще пребывая в полной уверенности, что он "самый самый". Общее мировоззрение его изменилось, а феерическая уверенность (плод огромной маминой любви, видимо) - осталась.
К сожалению, без цитат не передать, насколько забавен этот роман и насколько точны в нем наблюдения за жизнью, отношениями и т.д. Но и цитировать придется пол-текста, лучше советую всем прочитать - изумительная, ничуть не устаревшая вещь.

@темы: гончаров

22:37 

Владимир Войнович "Москва 2042"

Шпенглер & Инститорис
В принципе, мне уже, конечно, не особо интересны сатиры на советскую эпоху - в свое время весьма многочисленные и злободневные, а сейчас воспринимающиеся примерно так же, как сатиры на эпоху Анны Иоанновны (я бы почитала, если б нашла, кстати) - исключительно в историческом плане. Печально, в общем-то, наблюдать, как люди исходят ядом, даже если исходят совершенно по делу. И даже если яд хорошего качества и забавный, все равно желчность не красит писателя, а юмориста джеромовского типа я предпочту любому сатирику зощенковского - не за качество, а за оптимизм подхода.
Впрочем, "Москва 2042" довольно забавная, и если снять первоначальные претензии к жанру как таковому, она очень хороша. Сюжет, в общем, прост: советский писатель-эмигрант, живущий в Германии (дело происходит еще до развала Союза), волею случая получает шанс воспользоваться машиной времени, и не выбирает ничего лучше, чем отправиться в Москву будущего, где, как выяснилось, победил коммунизм. Правильно говорят, и я никогда не перестану это повторять к случаю: эмигранты навсегда остаются жить в том времени, из которого они уехали. А ведь у нас с вами, товарищи, есть все шансы дожить до 2042 года, как мы дожили до до июня 2015 - посмотрим, что выйдет, но явно не победивший коммунизм.
Итак, в этой Москве 2042 коммунизм доведен до абсурда, а сама она обнесена колючей проволокой, потому что снаружи - кольца врагов. Все по Ленину, коммунизм проще строить на маленьком пространстве, чем на большом. А дальше - дикая сатира, нечто среднее между 1984 и "Мы", а по сути - все негативные приметы ушедшей эпохи, доведенные до абсурда. Еды нет, зато лопухами кормят практически бесплатно. Все развалено и неблагоустроенно, зато неустанно возносятся хвалы руководству. Признаться, почитав первые впечатления о будущем, я приуныла, что нам и дальше будут описывать газеты, напечатанные прямо на туалетной бумаге, но нет, в романе развернулось очень лихое и забавное действие по свержению одних тиранов и замене их другими.
Надо сказать, что линия с писателем "глыб" Симом, который годами тренировался к тому, как въедет в остатки России на белом коне и объявит сам себя абсолютным монархом. Вообще очень удачная и очень злая пародия на Солженицына вышла, аж посмотреть приятно. Я, честно говоря, питаю к нему глубокую неприязнь и в литературном плане, и в остальных, так что с Войновичем вполне солидарна.
В итоге получается не свержение тиранов, натурально, а история города Глупова, потому что новая власть хоть и кардинально новая вроде бы, а на самом деле просто памятникам поменяют головы и больше ничего не изменится.
В целом - очень забавная сатира одновременно на коммунистов и антикоммунистов, и этим двойственным подходом особенно хороша. Потому что черня коммунизм, обычно люди забывают про обратную сторону, а весь этот хруст французской булки ничуть не лучше, она не менее жутка и комична одновременно.
"To oppose vulgarity in inevitably to be vulgar. You must go somewhere else; you must have another goal; then you walk a different road" (из дневника Эстравена).

@темы: войнович

22:25 

Ричард Докинз "Эгоистичный ген"

Шпенглер & Инститорис
Очень милая научпоповская книжка про современный дарвинизм для начинающих. Не такая веселая, как "Трилобиты" (но они, сдается мне, вообще вне конкуренции), но тоже интересная.
Вкратце: Докинз в довольно-таки популярной форме доносит до читателя дарвинистскую теорию в некотором ее развитии. В самом дарвинизме как подходе никаких сомнений, собственно, не возникает, вопрос лишь в том, что является единицей естественного отбора. По Докинзу единица отбора - это не вид и не отдельная особь, а ген, то есть сравнительно стабильный участок цепи ДНК. Соответственно, отдельная особь - это, как выражается Докинз, лишь механизм выживания (и воспроизводства) для генов как истинных двигателей эволюции.
Докинз излагает свою теорию с различных сторон и очень-очень подробно. Он рассматривает и происхождение видов (и геной), и их вымирание, и взаимодействие генов на уровне отдельных индивидов и групп (например, почему с точки зрения выживания генов слабому детенышу лучше в определенный момент перестать бороться и "с честью умереть"), включая взаимодействие на уровне родичей. К своим выкладкам он прилагает определенную математическую логику, собственно, довольно простую, но все же интересную. У меня сложилось впечатление, что по тщательности своих математических построений и регулярности, с которой он повторяет на разные лады одни и те же примеры (например, расчеты родства) он рассчитывает на туповатого читателя, и даже я не настолько гуманитарий. Но в целом, помимо этого - читать довольно интересно. Не будучи ни секунды специалистом в этом вопросе, должна признать, что выкладки и выводы Докинза выглядят очень логично и убедительно, и по итогам у меня не оставалось никаких сомнений в его правоте. Хотя не могу сказать, чтобы он открыл мне какую-то Америку относительно эволюции и этого мира. Хотя и не скажу, что я часто задавалась вопросом о том, что является единицей эволюции.
Особое внимание, на мой взгляд, заслуживает глава о мемах, которая сильно выбивается из остального текста. Итак, ген - единица эволюции, говорит Докинз, именно ген может сохраниться, когда индивид умрет - в его родственниках и потомках. С другой стороны, развитие человеческой культуры способствовало созданию неких невещественных объектов, которые также сохраняются, когда умирают их создатели/носители, будь то мелодия, картина, идея и тд. Они могут приобретать то большую, то меньшую популярность, могут забываться (то есть умирать) или жить веками (как религиозные идеи). Все это Докинз называет "мемами", не в узком интернет-смысле, а в гораздо более широком, и говорит, что такой мем - это новая единица культурного отбора, как ген - единица отбора естественного. Жаль, что эта тема недостаточно широко раскрыта у него. Мне кажется, культурологам стоило бы за нее ухватиться - если еще нет похожих теорий.
В остальном же - книга интересная, можно порекомендовать неспециалисту для расширения кругозора в этой области, и читается довольно легко.

@темы: научпоп

20:48 

Уильям Шексир "Зимняя сказка"

Шпенглер & Инститорис
Определенно, не самая выдающаяся пьеса Шекспира. К тому же мне сильно не повезло с диктором - местами его речь (особенно то, как этот одышливый подсюсюкивающий старик изображал речь ребенка, то есть Мамилия) вызывала настоящее бешенство. Но и в остальном - для Шекспира как-то неожиданно слабо, персонажи все откровенно картонные. Один плохой король и все остальные - хорошие до отвращения. Страдающая, но покорная Гермиона, Пердита, которую в переводе Левика тактично называют Утратой, принц, которого я уже позабыла, как звать. Жили да были милые люди, король Богемский и король Сицилии, и второй внезапно на пустом месте решил взревновать свою жену к первому. Тут же появляется таинственный ребенок королевской крови, воспитанный пастухами (без этого никак). В эту Золушку немедленно влюбляется местный принц (без этого тоже никак). Ну и заканчивается все, собственно, обретением безумным королем блудной дочери, торжеством любви, внезапным "оживлением" Гермионы, воссоединением супругов и тд. Что забавно, про маленького Мамилия, который умер и не думает воскресать, все как бы забыли, и Гермиона тоже.
Стихи, как всегда, прекрасные, а сюжет откровенно никакой. И действия в нем не так много, а уж оригинальности так и вовсе нет. Хотя, конечно, даже с таким дурацким сюжетом Шекспир впереди многих и многих, и, думаю, на сцене это выглядит значительно лучше, если хорошо сыграно.
Пожалуй, единственный по-настоящему комический эпизод - это как медведь ест дворянина, а наблюдающие пастухи обсуждают, доел он его или еще нет.

@темы: шекспир

19:54 

Донна Тартт "Тайная история"

Шпенглер & Инститорис
Первое главное разочарование: ничего общего с Прокопием Кесарийским у романа нет. Это просто название-обманка.
Собственно, и штамп "интеллектуальная проза" - тоже обманка. Ничего особенно интеллектуального не заметила - если не считать сам факт изучения героями греческого. Но в данном случае греческий носит косвенно сюжетообразующий характер. А в остальном - на кого, пардон, рассчитывают авторы, переводчики и редакторы подобной "интеллектуальной прозы", объясняя мне в примечаниях, что "Август - это был такой римский император", а также называя Фому Аквинского "Томасом Аквинасом"? "Это платье от Версейс" (с) сразу вспоминается)) На тех "интеллектуалов", которые победили школьную программу по литературе, но дальше не продвинулись, очевидно.
Ладно, на самом деле, роман правда не плох, и слушать его было интересно - более интересно, чем "Маленького друга", за счет некоторой сюжетной интриги. В целом это очень милый сюжетный поворот, хороший и до сих пор недостаточно избитый анти-детективный прием: в начале нам говорят, кто и как убил, а дальше мы всю книгу идем к тому, как же убийцы до этого докатились.
Но, строго говоря, и эта история - не самая важная линия в романе. По мере чтения постоянно думаешь, что же тут среди этой чехарды разговоров, бытовых подробностей и тд действительно значимо и зачем это все. Мне кажется, как часто в подобных случаях, на вопрос отвечает эпилог. Можно, конечно, выводить для себя разные выводы из подобной истории - она достаточно детальна и многогранна, чтобы можно было ее рассматривать как историю об убийстве, как историю о неудавшемся наставничестве (привет "ОЗ", "никогда еще не было, чтобы учитель предал своих учеников"), как историю о вышедших из-под контроля "тайных силах". Я для себя решила, что это история ядовитой серебряной ложки. В том смысле что серебряная ложка не просто не гарантирует дальнейшего успеха, какого-то особого жизненного пути, достижений и тд, а местами даже мешает этому.
На самом деле, забавно, как герой - мальчик из ну очень простой во всех смыслах семьи, которой он жутко стесняется (хотя и не признает этого вслух) - изо всех сил пытается стать своим в компании "крутых", которые изучают греческий. И все они представляются ему едва ли не небожителями (хотя этого он тоже не признает). Все, наверное, через это проходили, только не в 20 лет, а в детсаду и младшей школе. В 20 лет это выглядит как-то сомнительно, впрочем, за счет изрядной задержки времени окончания обучения и начала работы и самостоятельной жизни они все выглядят слегка недоразвитыми в психологическом плане. В общем, это очень забавно, конечно. Герой очень старается, и в итоге его принимают в компанию - но не до конца, не открывая ему всех "страшных" тайн - впрочем, и без этого он очень доволен. Все тайны открываются, только когда над компанией золотых мальчиков и девочки гремит гром, и деваться им уже некуда. Удивительна, на самом деле, социальная инертность: узнав, что его лучшие друзья убили человека и собираются убить еще одного, он ни на секунду не задумывается о том, чтобы донести кому следует или хотя бы рассказать их общему наставнику. Нет, все, что делают эти золотые дети, в какой-то степени непогрешимо.
А дальше возникает странная, но очень популярная в жизни ситуация развенчания кумиров: чем дальше в лес, тем сильнее "опускаются" друзья героя, тем безнадежнее становится их ситуация - не столько объективно, сколько субъективно, в его глазах в том числе. И постепенно выясняется, что как раз герой-то - наиболее "успешный" среди них, единственный, кому удалось получить высшее образование, единственный, кто вообще куда-то двигается по жизни. По эпилогу это особенно сильно видно, и, пожалуй, даже к лучшему, что автор не стала доводить эпилог до состояния "прошло 15 лет" - тогда, думаю, разница между ними стала бы еще больше. Но и по направлению движения в целом видно, как печальна судьба всего этого "золотого" греческого класса.
Отдельно скажу про Джулиана: это такая обидная тайна, которая раскрывается и выясняется, что и тайны-то никакой не было. Очаровательный душка-тиран-наставник, от которого все дети были без ума и который не просто ничем не помог им (хотя должен был бы из моральных соображений), но и в буквальном смысле обнаружил полное безразличие к их делам и судьбам. Занимай их судьбы его хоть немного - он бы, конечно, не сделал того, чего сделал, но ему оказалось именно безразлично, и это очень печально, учитывая, что из всех персонажей он кажется наиболее привлекательным и интересным и, собственно, остается таким до последнего. Очень жаль, хотя опять же - очень типично. Да и история в целом, несмотря на дикость эпизодов с убийствами - вполне достоверная и, вероятно, даже без убийств все пошло бы именно в эту сторону. Периоды интереса в тексте сменяются периодами тягомотины, и наоборот.

@темы: тартт

current book

главная