• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:19 

Хольм ван Зайчик "Дело лис-оборотней"

Шпенглер & Инститорис
В общем и целом тут и говорить нечего, ван Зайчик - он и в Африке ван Зайчик. И в Китае. Вообще я его нежно и безумно люблю. И даже не за замечательные детективные истории (я плохой читатель детективов, ленивый - никогда заранее не разгадываю, все мне недо разжевать и на блюдечке принести). И не за псевдокитайскую атрибутику (которая скорее раздражает - вот они, издержки жизни на Востоке). Я безумно люблю Ордусь как модель идеального, с моей точки зрения, государства. Модель общества) В общем, очень меня привлекает такая "тирания с человеческим лицом".

Хотя вот данный конкретный роман, пожалуй, мне понравился меньше остальных. Тут как-то совсем нет типично ван-зайчиковских шуточек на тему советских и современных реалий. Есть мир ордуси - да, а вот милых привычных издевок над нашей жизнью - нет. Очень жаль, потому что их-то я и люблю больше всего, и именно на них повелась в свое время, когда начинала его читать.

Чтобы не забыть: название, собсно, и раскрывает основной сюжет. Рискну наспойлерить, но лисы-оборотни в романе действительно фигурируют. И весьма активно. Сюжет и состоит в том, что герои вместе и по отдельности гоняются за этими самыми лисами и пытаются выяснить, что это такое.

Вообще я просто фатально забывчива на предмет ван Зайчика, точно также как и по поводу М-Фрая - никогда не помню, что читала, а что нет. Напишу памятку хоть здесь: из ван Зайчика до сих пор не освоены первые два романа из цикла.

моя рецензия на "Дело Судьи Ди"

@темы: ван зайчик

15:57 

Макс Фрай "Горе господина Гро"

Шпенглер & Инститорис
Хроники Ехо № 5
Это пятая и на данный момент последняя книжка из Хроник Ехо. История, рассказанная Кофой Йохом.
Леди Макс, вообще, удивительный автор, и я не перестаю ей удивляться. Лабиринты были по-своему очень хороши, хотя Макс, признаюсь, и раздражал меня время от времени своим неистребимым оптимизмом и столь же неистребимым долбоебством. Хотя это вполне можно было ей простить за все остальное. Но Хроники в этом плане еще более замечательны: у каждой истории - свой автор, и даже в манере повествования каким-то чудом проглядывает личность героя. Причем предстает рассказчик зачастую именно так, как ты о нем и думал на протяжении всех Лабиринтов. В общем, ничуть не разочаровываешься, и текст еще очаровательнее.

Так вот, Кофа Йох - безусловно мой любимый персонаж у Фрая. Потому, что он похож на меня, разумеется: спокойный, рассудительный и неторопливый человек. Ну или пусть не похож - но рядом с таким персонажем очень уютно. Уютно было читать про него в Лабиринтах, еще уютнее - читать его собственные рассказы. Кофа оказался именно таким человеком, каким казался: вроде бы ничего особенного, но чем-то он неуловимо отличается от своих нервных коллег. Может, даже большей склонностью к рефлексии. В общем, я не понимаю, как конкретно выписывался этот образ, но у меня по книге возникло стойкое ощущение *узнавания*. Да - тот самый персонаж))

Сюжет тоже ужасно мне понравился. У Фрая с этим раз на раз не приходится - то попадаются какие-то забавные, но совершенно поверхностные приключения, а то вот такие глубокие идеи "с моралью". Я так и не решила, какие лучше, скорее, приятно разнообразие. Для Кофы история "с моралью" однозначно подходит больше. Она немного медлительная, даже - вязкая, аккурат под его неторопливый, вдумчивый характер. Пожалуй, не самая легкая и радостная из всех книжек, но - как раз такая, какая надо, на мой вкус)) И не невесомая.

Книжка о человеке, который нашел способ отделить от себя свое горе - и радостно выпустил его гулять на волю, где оно натворило всяких бед. Это был самый страшный спойлер, кто не понял. В целом - я очень благодарна леди Фрай всегда за то, что она не дает никаких моральных оценок. Это я только так выражаюсь "история с моралью", а на самом деле морали никакой нет, зато есть моральная проблема. Которую каждый решает, как умеет, и такое решение не должно быть причиной для осуждения. В чем и состоит самая прекрасная идея текста.

Чем приятен Фрай. Помнится, недавно  Снарк писала, что автор привлекателен именно тем, что у него не случается ничего непоправимого. Причем это вопрос отношения, а не ситуации - даже когда приходит зверь пицзеци, герои не опускают лапки, а продожают и на обломках мира радоваться жизни. Фрай - иеиссякаемый источник оптимизма. И эта история, как не старанно, тому - лишнее подтверждение. Мне лень формулировать, почему, но если вкратце, то "жизнь продолжается" - даже после самых страшных потерь и ошибок. В этом весь Фрай))

@темы: м-фрай

23:39 

Россия глазами русского: Чаадаев, Леонтьев, Соловьев

Шпенглер & Инститорис
Петр Яковлевич Чаадаев "Философические письма". Чаадаев даже как-то шокирует своей безудержной ненавистью и безусловным отрицанием своей современности. Причем не только тогдашней российской действительности (положим, аккурат после восстания декабристов она была не самая радужная), но и общемировых идеалов и ценностей. Своей, прошу прощения, возвышенно-религиозной брехней. Признаться, раньше, на основе поверхностного знакомства, я была о нем лучшего мнения.
Вот вкратце как считает Чаадаев: Россия - страна без исторического прошлого, без каких-либо сложившихся нравственных и культурных устоев. Мы пытаемся тупо подделываться под запад. Но то, к чему европейская цивилизация пришла многовековым трудом, методом проб и ошибок, сквозь темные века и крестовые походы, мы пытаемся ухватить сразу, готовенькое. И, естественно, берем только поверхностное, грубо объянничая, но по сути не изменяясь. Поэтому европейское окультуривание и приносит нам так мало пользы.
Европейская современная культура была взрощена христианством и именно ему обязана своими достижениями, своей высокой ценностью. Россия же по глупости и гордости отвергла плоды этой христианской культуры, а византийское православие завело ее сами видите куда (это я все пересказываю Чаадаева). Мрак, в общем.
Если же серьезно, то у Чаадаева весьма странный взгляд на историческое развитие государств в принципе. "Прогресс человеческой природы вовсе не безграничен, как это обыкновенно воображают, для него существует предел, за который он никогда не переходит". Под этим туманным выражением скрывается буквально следующая мысль: все древние цивилизации - Египет, Шумеро-Аккадское царство, скифы с сарматами и бог еще знает кто - пали именно потому, что они не были христианскими. Достигли своего пика и сдохли; христианство является обязательным для перехода на следующий уровень, а кто не принял его, те - люди второго сорта. Я даже не буду это комментировать. Помимо того, что христиане отчасти и погубили великий Рим своей "мирной проповедью".
"Закончили с православной историей, переходим к православной географии" (с) Чаадаев очень поносит античную цивилизацию, всю целиком, за то, что банда этих злобных личностей исповедовала совсем не те ценности. "Все, что есть материального в человеке было идеализировано, возвеличено, обожествлено; естественный и законный порядок был изврашен; то, что по своему происхождению должно было занимать низшую сферу духовного бытия, было возведено на уровень высших помыслов человека". Это нападки прежде всего на культ красоты, все изобразительное искусство. Отчасти, конечно, он прав: внешнее не должно полностью заменять внутреннее развитие. Но - пардон - а какие конкретно духовные ценности вы можете предложить? Всем дружно уйти в пещеры, смирять плоть и никогда не мыться? Чаадаев, к слову, советует своей даме не читать романов, ибо суета. Гм. Забавный, кстати, казус: Hицше в "Антихристианине" упрекал христианство *прежде всего* за то, что оно своей философией для нищих духом, своим требованием уничижения личности полностью смело всю культурную работу античного мира - возвышавшую именно человека.
И при этом он пишет о наших братьях-варягах, что они были высокодуховные люди, чуждые всего тщетного и земного. Интересно, он когда-нибудь вообще скандинавские мифы читал? Афтар, учи матчасть!
Помимо всего описанного Чаадаев жутко зануден. Большую часть, середину писем занимают невятные рассуждения об...э-э философии... э-э метафизике... э-э природе. В своем псевдофилософском занудстве и умничаньи он слегка напоминает мне Беркли, но у того хотя бы иногда здравые мысли проскальзывали.
В общем, вердикт неутешительный. Пожалуй, будь я царем, я бы тоже посадила его в острог - и дело не в общественной опасности, а в том, что наивные религиозные бредни, подкрепленные поверхностным знакомством с материалом, надо уничтожать на корню. Да, мы критикуем современную Россию и так, и сяк. Но предложить ничего лучшего, кроме "царства добра и справедливости" мы не в состоянии. Грр!

"Апология сумасшедшего" оправдывает свое название - те же рассуждения на тему: "а че я сказал, я ниче!". Повторение той же мысли: у России нет истории, которая могла бы влиять на российскую действительность. Россия - чистый лист, нравится нам это или нет. "Мы никогда не жили под роковым давлением логики времен; никогда мы не были ввергаемы всемогущею силою в те пропасти, какие века вырывают перед народами". Ну что ж, возможно, на момент, когда писались эти строки, оно так и было. Но с высоты 21 века: как мы с вами, дорогие, расплачиваемся за то, что натворили Чаадаев и иже с ними. За убийство двух царей, за 17 год, за 80 лет коммунизма. Этого он хотел? Браво, теперь Россия отяжелена собственной историей даже более, чем все остальные страны. И просто так встряхнуться и пойти вперед у нас уже не получится - слишком велик мешок за плечами. И дело даже не в разваленной экономике, а в измененном сознании людей, которое одним ударом святого-царя-плотника уже не исправить. Нате-съешьте.

Константин Николаевич Леонтьев "Византизм и славянство". А вот Леонтьева я люблю уже много лет, отчаянно и с восхищением. Во-первых, за конкретику. Во-вторых, за оптимизм. Все уроды, одни мы на коне, беспесды. С нами вера православная, власть самодержавная, и ниибет!))
И, знаете, по-моему, он говорит правильные вещи. Во всяком случае, его слова гораздо более применимы к реальной жизни, чем изыскания остальных двух участников. Леонтьев - махровый православный монархист, причем выступает именно за монархизм в его византийском варианте - то есть царепапизм, когда светский государь сдвигает духовного (патриарха) на задний план и фактически захватывает всю полноту светской и духовной власти. Собственно, царская Россия - еще более классический пример, чем сама Византия. Именно царь у нас был - помазанник божий, тут тебе и Москва - 3 Рим, и "Легенда о белом клобуке", и Иван Грозный, ловко ведущий свою родословную аж от Августа (ну согрешила бабушка с водолазом, сами понимаете). Я в свое время так прониклась всем этим прекрасным, что написала две большие исследовательские работы, в частности, одну - конкретно про византизм. И меня до сих пор прет))
Выводы Леонтьева, в общем, просты и отчасти согласуются с Уваровым: России нужна одна сильная власть, сконцентрированная в руках монарха. Все эти права и свободы, демократические конституции - одно баловство, потому что все равно ведь не работают, а в стране разруха. Перебирая множество различных славянских народов, Леонтьев анализирует их варианты отношений с Россией, но это вряд ли кому интересно, кроме тех сумасшедших, которые занимаютя *историей геополитики*.
Однако в целом вывод, думаю, понятен. Зрелищ и пастбищ. "России нужна внутренняя сила, нужна крепость организации, крепость духа дисциплины". Сила русского народа - именно в его феноменальной покорности властям. (А что, скажете нет? Во время 2 мировой у милейшего Геббельса была идефикс начать *тотальную войну*, то есть сделать так, чтобы все население страны так или иначе работало на военные нужды. Но немецкие буржуа отнюдь не спешили. А в России и пропаганды особой не требовалось. И исторических примеров на самом деле множество: там, где другой народ ужаснется и отступит, Россия тупо прет вперед, не оглядяваясь на потери, а ужасается и отступает противник. Немецкие пулеметчики, говорят, с ума сходили). А залог покорности властям - это прежде всего глубокая внутренняя убежденность в их богоданности в сочетании с религиозностью. И тогда в голове выстраивается четкая схема, думать уже особо не надо, а надо делать, как велено. В отдельных отраслях - очень эффективно.
Коммунизм, между прочим, только заменил религиозность на другую идею, но по сути все осталось тем же. Да и сейчас неизвестно, что выйдет (в стране медведей - президент медведев, гыгы).
В целом, Леонтьевская система мне очень импонирует. Да, она антигуманна, потому что ставит во главу угла не человека, а государство. Зато она нам исторически присуща, и пусть Чаадаев не говорит, что у нас нет никаких традиций - да вот же они! Причем все пошло еще с вотчинных времен феодальной раздробленности (я имею в виду 9 - 12 века приблизительно, до возвышения Москвы). Помещик был у себя царь и бог, а кому не нравилось, могли валить на съедение к рыцарям, полякам и мамаю)) см. Р. Пайпса.

Владимир Сергеевич Соловьев "Русская идея". Знаете, в целом я могу достаточно внятно сформулировать, что такое эта самая русская идея - во всяком случае, применительно к рубежу 19-20 веков. А вот Соловьев не может. Зато он красочно написал нам про еврейскую идею (бедный народ эти евреи, ведь еврейская идея заключается в том, что они были предвестниками христианства, а они, дурилки картонные, не желают эту религию и знать! мда). Также присутствует много занудных и невнятных рассуждений о нравственности, религии, неподходящих цитат из Библии и тд.
Примерно к середине Соловьев наконец заключает, что раз русский народ - народ христианский (ну допустим), то "чтобы познать русскую идею, нельзя ставить себе вопроса, что сделает Россия через себя и для себя, но что она должна сделать во имя христианского начала". И в итоге, после того, как автор долго мнется и смущается, мы таки узнаем, что же такого должна сделать бедная наша родина.
Итак, Соловьев предполагает организацию власти в обществе по мотивам библейской троицы. Туда входят: 1 - вселенский первосвященник (духовная власть), 2 - светский государь, 3 - свободный пророк ("вдохновенный глава человеческого общества в его целом"). И только когда эти три начала не только соберутся между собой, не только определятся, что за хрень означает титул "свободный пророк", не только поделят полномочия, но и достигнут полнейшего равновесия - вот тогда будет нам щастье.
Знаете, я с гораздо большим уважением начну относиться сейчас к Монтескье и иже с ним. Спасибо, дорогие граждане мира, что придумывая свою триаду, вы исходили хотя бы не из количества щупалец у медузы и не из количества ангелов апокалипсиса, а из здравой логики. Потому что триада триаде рознь, а вышеописанное гораздо больше напоминает сакраментальное "лебедь раком щуку".
Ну и плюс Соловьев тоже ругает нас за византизм, что мы со своим ортодоксальным православием отделились от мирового христианства, а вера должна быть единой. В целом, он, конечно, прав, что "В силу исторических условий, в которые она поставлена, Россия являет наиболее полное развитие, наиболее чистое и могущественное выражение абсолютного национального государства, отвергающего единство церкви и исключающего религиозную свободу". Ну так с одной вселенской церковью свободы *тем более* не будет!

В целом - все трое слишком переоценивали значимость христианства, в историческом развитии государств в том числе. Имхо, история уже успела ясно доказать, что времена, когда религиозные чувства могли на что-то сподвигнуть целые народы, прошли. Леонтьев и Соловьев даже отчасти предсказали объединенную Европу, но с местом России так и не определились. Интересно было бы узнать, как бы они отреагировали на то, что в итоге стало. Не поостерегся бы Чаадаев нападать на царизм?

@темы: чаадаев, леонтьев, соловьев-вл

11:46 

Борис Акунин "Внеклассное чтение"

Шпенглер & Инститорис
В принципе, я люблю Акунина. Во всяком случае, практически все, что я читала у него раньше, мне очень нравилось. Прежде всего - необычностью сюжетов и персонажей. И Эраст Фандорин, и особенно Пелагея, имхо - очень удачные изобретения. Но увы, всему хорошему когда-нибудь приходит конец. Как говаривал пан Анджей, когда автор не в состоянии больше ничего выжать из героя, он начинает живописать его детей и внуков. Так же и Николас Фандорин - несчастная жертва экономических законов, гласящих, что если товар хорошо продается, останавливать его производство ни в коем случае нельзя.
В свое время мне понравился "Алтын-Толобас", кста. В нем еще сохранилось настроение предыдущих романов, общая необычность, и это ощущение веселого драйва, очень характерное для Акунина вообще. И я как-то даже оптимистично рассчитывала, что следующие книги будут не хуже.
Но Чтение - книжка откровенно *плохая*, на мой взгляд, и к прочтению не рекомендуется. Я вообще удивлена, как такой талантивый автор сумел разом настолько испортить о себе хорошее впечатление - потому что это откровенная лажа и дешевка.

В романе две идущие более ли менее параллельно сюжетные линии: наше время и время Екатерины II. В нашем времени действует тот же Николас Фандорин, причем действие развивается по худшим из законов жанра. Сначала появляется таинственный сумасшедший, считающий себя вправе судить и рядить, и убивающий всяких людей на основании "высшей справедливости". Не знаю, как вы, а я встречала сотню подобных сюжетов у Донцовой и иже с ними. Дальше еще хуже - главгер ввязывается в разборки между двумя бандитскими группировками. При этом участвуют: плохой бандит, хороший бандит, невероятно-сексуальная-и-опасная-наемная-убийца-которая-клеит-главгера. Слов нет, чтобы выразить мое презрение по этому поводу, потому что обычно литературку *такого пошиба* я и в руки бы не стала брать. Книга, собсно, и заканчивается тем, что бандиты радостно поубивали друг друга :puke:
Вторая сюжетная линия вообще довольно непонятная - про какого-то мальчика-вундеркинда, про Фандоринского предка, который почему-то стал отшельником в лесу.
Первая и вторая сюжетная линии между собой не связаны никак, что отнюдь не делает роману чести. Обе книги ждешь, что вот, вот они будут сближаться и наконец пересекутся - и ничего. Так что в итоге совершенно непонятно, зачем было введено аж две.

В общем, дорогие мои, все вышеописанное очень печально. Нравился мне Акунин, а теперь... боюсь, я больше не буду его читать.

@темы: акунин

12:05 

Алмат Малатов "Двоичный код"

Шпенглер & Инститорис
По большому счету, первая книжка (а эта по порядку действительно первая) отличается от следующей только по объему: она поменьше будет. А в остальном все то же самое: секс и алкоголь в неограниченных количествах. К тому же ряд сюжетов первой книжки просто копипастом повторяется в Имморалисте, так что большую часть из этого я уже читала.
Ну что, Малатов забавен по-своему, но далеко не так блестяще, как Веничка. К концу он начинает откровенно утомлять, потому что все одно по одному и сколько можно. Но как жвачка для мозгов вполне подходит.
Ничего нового, вот и все. Я сильно сомневаюсь, что Малатов в принципе способен написать что-то новое. Как ни крути, а все это - уровень дыбра и не более)

@темы: малатов

12:29 

Ольга Краузе "Е-мое"

Шпенглер & Инститорис
В целом - я ни разу не склонна к фанатизму, более того, обычно вообще не понимаю, как это и с чем его едят. И идея борьбы за права ЛГБТ меня тоже не трогает - не потому, что я сижу глубоко в шкафу и мне тут тепло и хорошо, шубы и тд. Просто вот убейте, а причины для гордости я не вижу. Потому что гордиться можно только своими *достижениями*, а нечто изначально богом данное не есть достижение.
Это так, в качестве затравки. Для тех, кто не в курсе, Ольга Краузе - одна из центральных фигур российского лесби движения, тот самый борец за права и все такое, причем еще со времен глубочайшего совка. Ну и заодно немного автор-исполнитель.
Про ее *прозу* в основном хочется помолчать, хотя местами и забавно. А вот стихи мне действительно понравились, чему я была искренне удивлена. Нет, вы не поняли: дело в том, что талант и умение писать стихи *реально* есть. И стихи хороши в полном отрыве от всей это тоскливой жизни под лозунгами и в окопах. По большей части чуть грубоватые, на мой вкус, по большей части - юморные. Но из всего маленького сборничка найдется штук пять, которые хочется потом перечитывать и заучить. С моим отношением к поэзии - это вообще большое достижение. Вот послушайте:

Она не умела петь про любовь,
Вручила мне связку ключей.
Сказала: "Хочу своей головой
Лежать на твоем плече".

А так как давно ничьей головы
Не ночевало на мне,
К тому же ее осанка и вид
Притягивали вполне.

Короче, да что там судить и рядить,
У ней кровать широка.
Она и без слов умеет любить
И песню про ямщика

Выводит душевно под коньячок,
И даже без коньяка.
С мороза сладко к ней под бочок
И приобнять слегка.

И кто бы ни вил из слов кружева,
Ни пел мне сладких речей,
Но каждую ночь ее голова
Лежит на моем плече.


По-моему, совершенно очаровательно, а? )) Недавно с Литой и Даной ходили на авторский вечер и, в общем, несмотря на некоторый паноптикум (а я всегда себя среди настоящих бучей чувствую очень неуместно, со своими кудрями, каблуками и костюмом с мехом), было очень-очень уютно. И сама Ольга Краузе, видимо, очень дружелюбный и милый человек, чего я, признаться, тоже не ожидала. И вообще она прекрасна, по-моему. Так что пока все дрочат на Цыцу, я буду радостно дрочить на Ольгу Краузе :tease4: с тем же успехом

@темы: стихи

18:51 

Эрнест Хемингуэй «Прощай, оружие. Старик и море. Рассказы. Праздник, который всегда с

Шпенглер & Инститорис
Это черная книжка с золотым тиснением, которая есть решительно во всех домах. Как правило, корочка у нее не разогнута.
«Прощай, оружие» очень сильно напомнил Ремарка, причем не конкретный роман, а всего Ремарка вообще – скорее, схожестью реалий и местом героя в оных. Место практически то же: санитар, чуть выше рядовых, только по другую сторону окоп. Почему-то – американец в итальянской армии, почему и зачем это понадобилось автору, я так и не поняла. Впрочем, у них там в Европе такая мешанина, что не разберешься, а границы и национальности, судя по тексту, сплошная условность. Зайди за тот холмик – и ты уже в другом государстве, не понять мне этого с моей великорусской ментальностью.
Ремарка роман напоминает и другим: ближе к концу я была уже твердо уверена, что случиться какая-нибудь жопа. Потому что иначе не могло быть, роман тек настолько плавно и медленно, что создавал впечатление полусна или широкой грязной реки, в которой плывет куча подробностей, но все они и движутся, и не движутся. Необходимо, чтобы под конец случилось нечто, что разбудило бы читателя и вырвало из этого круговорота незначительных подробностей: какое вино пили, что если, что сказали случайные соседи. Так что концовка вполне ожидаемая.
Что несколько удивляет и неизменно раздражает: притом, что герои не относятся к социальной верхушке, и вообще идет война, живут они очень и очень неплохо. В чисто материальном плане, например, могут позволить себе по году жить в гостинице, обедать только в дорогих ресторанах и вообще ни в чем не отказывать. Я понимаю, может быть, это приметы времени, и за их благополучием скрывается страшная нищета других людей. Но сочувствовать герою, который во время войны, будучи безработным дезертиром, может себе позволить такое, до чего тебе лично еще пахать и пахать – как-то сложно, согласитесь.
На мой взгляд, роман замечателен скорее не сам по себе, а своим переводом авторства Евгении Калашниковой. Нора Галь не зря приводила его в качестве образца художественного перевода – он более чем заслуживает того. Перевод действительно гениальный, он придает тексту невероятную певучесть, плавность, так что огромный нарратиф становится похож на одно большое стихотворение в прозе. Нижайший поклон переводчику, перед мастерством остается только снять шляпу. Из этих же соображений рекомендую всем читать на русском – чтобы увидеть, *как* можно и нужно переводить.

«Старик и море» даже немного удивил: мне искренне интересно, где автор взял такую траву. Потому что написать редкостный по занудству и бессмысленности нарратиф на 100 страниц только про то, как какой-то старик ловит какую-то рыбу – это, натурально, надо суметь. Я понимаю, что если бы это проходили в школе, пришлось бы сказать о редком гражданском мужестве старика, о том, что он вел себя как настоящий киплинговский man, о том, что c’est la vie, а еще у ОГенри есть такой замечательный рассказ «Дары волхвов». Но раз мы не в школе, скажу только, что это редкий бред и нудятина, дочитать которую без аффтарской травы может только настоящий герой вроде меня, и то если его запрут в больнице.

Рассказы не вдохновили совершенно. И не потому, что они плохие, а потому, что мы с автором коренным образом расходимся в представлениях о том, каким должен быть текст. Мне интересно прежде всего видеть сюжет, развитие, загадку и, вероятно, решение. Хемингуэй, как признается сам, пишет рассказы по принципу: главная тема осталась за кадром. Вот сидят два героя и о чем-то спорят; диалог, какой бывает в реальной жизни, но тема спора в нем никак не упоминается – видно, что она затронута не в первый и не в последний раз. И в результате они так ни к чему и не приходят, диалог заканчивается. И это – типичный хемингуэевский рассказ, додумывайте, что хотите, дорогие читатели. А я ленивый читатель, мне лень думать, особенно за автора, мне надо все поднести на блюдечке, а уж потом я скажу, верю или нет. Так что читать его рассказы мне откровенно скучно. Герои не вызывают ни интереса, ни сочувствия.

«Праздник, который всегда с тобой» - нечто вроде автобиографического очерка об одном из парижских периодов. Увы, до Бодлеровского сплина ему как до звезд. Литературные достоинства сего опуса представляются мне весьма сомнительными, впрочем, читается довольно легко. Перевод, во всяком случае, по сравнению с другими блестящими переводами сборника, так себе, встречаются фразы типа «цены пошедевели» и заметки на полях «пириводчег зарежь сибя кинжалами».
Искренне бесит сама фигура автора, который через строчку жалуется на то, что он, видите ли, голодает, и при этом, сцуко, даже не пытается работать, а все время шляется по кафешкам, играет на скачках и бухает с такими же неудачнегами.
Современники описаны весьма живо, и создается впечатление, что все более ли менее приличные авторы того времени жили в Париже и бухали с Хемингуэем. Не знаю, насколько это верно, но как при таком образе жизни они все (читай: Фицджеральд, Джойс) умудрились что-то написать – совершенно непонятно. Одна надежда – что они написали это до знакомства с Хемингуэем. Знаете, я очень люблю Джойса. И «По ту сторону рая» Фицджеральда, несмотря на все его преклонение перед богатыми. А Хемингуэя, пожалуй, не люблю.

@темы: хемингуэй

22:13 

Ольга Громыко «Профессия: ведьма»

Шпенглер & Инститорис
Меня всегда искренне интересовал вопрос, почему под ярлыком «юмористическое фэнтези» обычно публикуют фэнтези, наилучшее определение для которого – «тупое». Я не столько о конкретном романе говорю, сколько вообще. Этого «тупого фэнтези», подсовываемого друзьями, я перечитала немереные горы. Причем юмор, от которого бы даже у Петросяна настали корчи, характерен отнюдь не только для, гм, отечественной литературной традиции.
Вариантов только два: либо мы с миром решительным образом расходимся в понимании смешного, либо люди, заклеймившие вот это юмористическим фэнтези, никогда не читали Пратчетта. Потому что шутки, встречающиеся во всех этих книжках, никогда, повторяю, никогда не поднимаются выше уровня «а у тебя вся спина белая». Улыбку вызывают скорее неправильно поставленные знаки препинания, потому что редактируют такую литературу обычно не очень тщательно.
Ближайший аналог «Ведьме» с точки зрения качества юмора из того, что я читала за последнее время – пресловутая Таня Гроттер. Но если Емец отличается общей бредовостью, Громыко – вся такая кисейная барышня, и шутки у нее столь же кисейные. Очень приличные. И очень занудные.
А еще в романе фигурирует белокурый *блевательный смайл*, широкоплечий и мускулистый *блевательный смайл*, Повелитель вампиров *блевательный смайл*, который помимо всего прочего, отличается невероятными боевыми качествами, владеет телепатией, лучше всех стреляет из лука и плетет макроме *блевательный смайл*. И разумеется он немедленно начинает раздавать авансы главной героине, которая, как было отмечено в начале, ни красотой, ни умом не блещет. «даже если вам немного за 30, - напевает, - есть надежда выйти замуж на принца».
Одна удачная шутка в книжке есть – это замечательное слово «гхыр», на тролльем языке используемое на общее ругательство, эвфемизм нашего не скажу чего. Но, опять же, это все равно не тот уровень. Вот я как-то встретила прекрасное слово «гухро», которое тоже подходит вполне для аналогичных целей. Причем еще смешнее, что увидено оно было в судебной практике в варианте «ГУ ХРО ФСС», что такое – а вот попробуйте догадаться сами ;)
Если серьезно, на самом деле, это вполне читабельно. Особенно рекомендуется читать при тяжелых поражениях головного мозга, потому что головной мозг для восприятия прочитанного как раз не требуется – вполне хватит костного. Но поскольку у меня все-таки болит горло, а не голова, мне как-то сильно недоставало в тексте интеллектуальной составляющей. И, право, когда Камша в 1 томе описывала проказы графа Медузы – это было гораздо, гораздо смешнее, чем вся эта книжка вместе взятая.

@темы: громыко

20:44 

Ф.М. Достоевский «Униженные и оскорбленные. Повести 1862-1864. Игрок»

Шпенглер & Инститорис
Удивительное свойство Достоевского, совершенно явное, на которое почему-то не обращают внимания. Хемингуэй заметил очень правильно: притом, что Достоевский ужасно пишет, его книги потрясают, как ничто другое. А ведь действительно, если бы я, положим, взялась бетить Достоевского *нервный смех за кадром*, от текста не осталось бы живого места. И при всем при том – он читается буквально на одном дыхании, потому что и сам пишет, как дышит. Раскрыл книжку – и не успел заметить, как уже глубокая ночь и ты прочитала триста станиц за один присест. Фэнтези я так читать не могу. Возможно, кстати, это издержки того, что романы он именно *диктовал вслух*.

«Униженные и оскорбленные» – потрясающе интересный роман. Я сама от себя не ожидала такого ажиотажа, если честно, особенно учитывая, что я вообще довольно ленивый и не интересующийся читатель. Интрига не занимает меня практически никогда. А тут – действительно читала, не отрываясь, потому что мне было реально ужасно интересно, что будет дальше и чем же кончится. Для меня лично это действительно большое достижение.
Роман совершенно «достоевский» - из той же серии, что и «Бедные люди», про полунищих питерских обывателей, любовную историю, деньги, гордость и тд. Я понимаю, что совершенно нет необходимости повторять, что Достоевский – гений, но мне все же хочется сказать это еще раз. Потому что все герои – живые люди, которые вызывают у читателя определенные эмоции. Да, я вполне могу понять подлеца-князя, мне симпатичен рассказчик, хоть он и рохля. Меня безумно бесит Наташа своим тупизмом и эгоизмом. Относительно Алеши: я твердо стою на том, что таких мужчин надо кастрировать, а еще лучше – душить в колыбели. Знаете, это тот тип, которые *искренне* не могу выбрать между несколькими женщинами, и не скрывают от них, что они не единственные, чем доставляют ужасные страдания всем участникам. Такой своеобразный тип ловеласа, которых и не пошлешь толком, потому что «ну они же от широты сердца»…
И даже традиционный пафос, когда герои поминутно падают на колени, заливаются горькими слезами и произносят возвышенные слова о любви, не вызывает традиционного отторжения. Потому что по сюжету происходит такой, пардон, пиздец, что тут не просто плакать, а в петлю лезть надо.

«Скверный анекдот» – очень типичная чиновничья история, про начальников и подчиненных. Вообще я заметила: положительные герои, к которым автор относится с симпатией и любовью, почему-то встречаются у Достоевского только в романах. Малая форма – сплошь мелкие людишки, гоголевские карикатуры. Причем если Гоголь подсмеивается над своими героями довольно добродушно, то Достоевский делает это очень зло и желчно, клеймит их с презрением, и в результате после такого рассказа немного тянет помыть руки, а не только похихикать.

«Зимние заметки о летних впечатлениях» – очень путанное и несвязное описание заграничных поездок. С обширными экскурсами в характер типичного французского буржуа того времени. Возможно, в середине 19 века оно и было забавным и интересным, но сейчас окончательно устарело, и читается как нечто очень невнятное и странное.

«Записки из подполья» - удивительно грязный текст, оставляющий на редкость неприятное впечатление и очень тяжело читающийся. Герой, который рассказывает о своей жизни – наипротивнейшая персона и, видимо, квинтэссенция всего, что было противно и мерзко самому Достоевскому. Я даже затрудняюсь это описать, но представьте себе Карандышева, помноженного на сологубовского «Мелкого беса» и увеличенного в десять раз.
Я почитала критику по поводу этого бредового и неприятного текста, но ее пафос меня решительно не устраивает. Сам Достоевский сказал гораздо лучше: «Я вывел настоящего человека русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагическую сторону. Трагизм состоит в сознании уродливости». Но, мне кажется, это касается отнюдь не только русских, потому что каждому человеку в тот или иной момент случалось осознавать свою уродливость, и мне, и вам. Другое дело, что русский быт того времени более чем способствовал этому, что и приводило к крайним формам.
Кстати, не исключено, что нигилизм и вытекающая из него тяга к всеобщему разрушению – опять же следствие осознания собственной уродливости и желания так же, под себя, изгадить весь мир. «Все сбылось по Достоевскому», в «Бесах» - как трагедия, в «Подполье» - как фарс.

«Крокодил» - всем известная вещь из той же оперы мелких рассказов о глупых чиновниках, с оттенком презрения. Гораздо более дурацкая, чем смешная.

«Игрок» впечатлил гораздо меньше ожидаемого: в нем нет сюжета как такового. Уже из начала понятно, что герой – пропащий человек, и только стечение обстоятельств, поддержка других помогают ему оставаться на плаву, потому что сам он совершенно ничего не стоят. Впрочем, они там все ничего не стоят. Это опять же *маленький роман*, и там нет симпатичных персонажей, кроме, разве что, бабулечки)) Впрочем, ситуация тоже более чем жизненная – таких пропащих людей пруд пруди, и не важно, чем человек травит свою личность. Пропащих, гулящих, не думающих о завтрашнем дне и надеющихся на него. Я, как натура обстоятельная, классический истеблишмент по роду мыслей, не могу их понять категорически, и кроме презрения и негодования, они не вызывают никаких эмоций. И такое жизнепрожигание отнюдь не кажется мне достойным затраченных усилий. Я рада, что Достоевский со мной согласен :tongue:

@темы: достоевский

21:34 

Элеонора Раткевич "Деревянный меч"

Шпенглер & Инститорис
Фентизи как литературный жанр привлекает больше всего не героическими похождениями и не любовными историями - а собственным, зачастую волшебным, миром, созданным автором. Я бы сказала, что "волшебный мир" - это универсальная отличительная черта, по которой фентези отличается от не-фентези. И, соответственно, по тому, насколько качественно и интересно прописан волшебный мир, можно судить о качестве всего произведения в целом.

Я делю всех на три группы. Во-1, мэтры, чей мир - совершенно отдельная вселенная, которую можно представить и *без* классических авторских героев. Я вполне способна нарисовать пейзаж в духе Средиземья, представить любую неохваченную Ле Гуин семью из четырех человек, зайти тайком прогуляться в Хогвартс. Это случаи, когда автор посредством героев дает нам полную картину, объемную и реалистичную.

Вторая вариация называется "очень старательный автор". Он твердо знает, как нужно писать фентези - точно так же, как я в теории знаю, как нужно варить борщ. Ни у него, ни у меня толком не получается. Это категория авторов, которые создают огромные глоссарии и называют всех героев, за отсутствием фантазии, практически одинаково, с разницей в пару букв. Их произведения обычно начинаются примерно так: "За Аримафейскими горами занималась заря. Герхард Брехливый из рода Облезлых Псов поправил на груди тканый Мордовскими эльфами плащ с застежной в форме крест анкх, подаренной ему Принцепсом Валгаллы и, дав шпоры коню, направился по дороге на Эльсинор. Герхард вез в неприметной дорожной суме письмо Францизска Нарвского, митрополита Восточного отделения Великого Капитула, к хану Багряного халифата Кубле, и хотя содержание письма было ему неизвестно, он догадывался, что речь идет о землях Эхирит-Булагатского района, живописном краю, в котором в изобилии произрастает виноград сорта Шардонне". Примечания со страницы: 1)Аримафейские горы - горный хребет, расположенный в Великой Низине к востоку от Цветущей равнины (см.), охватывающий полуостров Гибралтар (см.), 2) Облезлые псы - один из родов кочевого племени клервосов, бывших некогда монахами ордена, возглавляемого Пьером Клервосским (см.), разогнанного императором Карлом Толстым (см.) во времена Войны розы и соловья (см.). Ну и далее по текту ))
Повторяю, эти авторы очень стараются, но читать их трудно даже человеку, глубоко и искренне любящему науки типа библиографии и страдающему манией счета. Это авторы, вываливающие на читателя сходу груду совершенно ненужных ему сведений, которые, в общем-то, не относятся к текущему сюжету, но очень затрудняют чтение. Иногда, право, кажется, что наоборот, им лень каждый раз заглядывать в собственные заметки, поэтому когда нужно ввести в повествование какую-нибудь коронованную особу, топоним, религию или что угодно - они не задумываясь изобретают их прямо на месте. Классический пример - Перумов/НАФИГ. Туда же относится любимая мной Камша, с ее привычкой называть героев в 1 томе по имени, во 2 по фамилии, в 3 по прозвищу и в 4 по родовому поместью, из-за чего их кажется еще больше, чем есть.

И, наконец, третья, самая позорная категория - авторы, которые даже не пытаются создать собственный мир. Их история и география всегда заканчивается тем местом и моментом, в котором находится герой. Их мир в те моменты, когда по нему не проходит герой, попросту не существует - сплошная терра инкогнита, и только иногда попадаются таблички "здесь львы" или "место для курения". Во время чтения замечаешь огромные пробелы в том, что касается внутреннего устройства и организации волшебного мира. И становится ясно, что автор просто не дал себе труда подумать. Ему необходимо было, чтобы герой совершил что-нибудь общественно-полезное и героическое - и на тебе, тут же герой шел-шел по дороге и спас котенка с дерева на глазах у местного короля, который на радостях отдал ему руку принцессы. Приблизительно такая логика.

Так вот к чему я клоню: Раткевич относится как раз к этой последней категории авторов-сценаристов. Ее декорации колышатся ветром и разлетаются от внимательного читательского взгляда. С моей точки зрения, не проработанный волшебный мир - это такой минус, что книгу не способен спасти даже блестящий сюжет. Но и с сюжетом из рук вон плохо. Прослушайте краткое изложение: юный положительный до мерзости герой, сбежав из дома от злой мачехи, внезапно обнаруживает, что он а)великий воин, б)великий волшебник. Под "внезапно" я действительно имею в виду внезапно - потому что никакого личностного развития, изменения перспективы нет, и он выходит таким же глупым малышом в итоге, каким и был. Разумеется, как только появляется герой, на сцену выходит (фанфары) Великий-Черный-Маг-Инсанна. Ну и сами понимаете, если ты ВЧМ, то у тебя нет и не может быть других дел и забот, кроме как извести нашего юного положительного героя. Ну просто из вреда. Все логично. Как говорил Фрай, чтобы опера удалась, у нее должен быть максимально глупый и бредовый сюжет, желательно с оттенком пошлости. Очень жаль, что это правило стали применять и к фентези, потому что подобного бреда я не читала давно.
Герой, ну, в общем, это, странствует, обзаводится кучей друзей (все любят его вот прямо сразу, а как же иначе!), в итоге сражается с ВЧМ и побеждает его. Занавес, на сцену летят гнилые помидоры в трехлитровых банках.

Все было бы совсем печально, если бы не одно но. Буквально в самом начале книги описывается некий город (куда и приходит Герой из своей деревни Заднее Мухосранское). В этом городе есть князь (оригинальная версия) и наместник (назначаемый императором). Дается предыстория - как князь на протяжении многих лет выживал одного за другим несчастных наместников, потому что не хотел ни с кем делиться властью, пока коса не нашла на камень. И потом, когда князь зашел мимоходом убить очередного наместника, юношу бледного со взором горящим, его дернул черт с ним заговорить. И наместник в преддверьи неминучей гибели сообщил князю, что - надо же! - ему тоже нравится этот город. После чего они обнялись, зарыдали и стали лучшими друзьями. Гм. Так вот, господа. Эти отношения выписаны так блестяще, что если бы мне удалось написать подобный безрейтинговый слеш, я бы собой, пожалуй, гордилось. Между строк сквозит, что у них *явно что-то было*, но при дурачке-Герои они изображают просто-дружбу. Но это слеш в лучшем своем понимании, потому что мужчины так не дружат, потому что наместник вообще слишком хорош для этого романа.
Я искренне надеюсь, что кто-нибудь напишет про них рейтинговый слеш, потому что пара действительно того стоит. Это вообще единственное, из-за чего можно читать Раткевич. Впрочем, изначально я планировала асилить весь цикл, но после первого романа поняла, что банально не смогу. Как ни странно, Камша в литературном плане выше просто на голову.

ps Ну и разумеется, кто ищет, тот всегда найдет. А если слешность пары пришла в голову не только мне, она тем более истинна))
slashfiction.ru/offtop/fics/TT&T_legend.htm

@темы: раткевич

12:13 

Стивен Фрай "Неполная и окончательная история музыки"

Шпенглер & Инститорис
На этом месте надо сказать большое спасибо Фраю. И низкий поклон. Вот так. Можно еще пару раз и, пожалуй, хватит.
Все любят Стивена Фрая в основном не за то, что он хороший писатель. А за то, что он гей, Дживс и читает гарепотера нат таком прекрасном английском.
И, пользуясь тем, что весь "темный" и "продвинутый" народ все равно будет его читать, так или иначе, Фрай подкладывает вам милую хрюшку - *историю* *классической* музыки. Я представляю, какое замешательство вызывает текст у любителей "детки" и пикантных историй из жизни закрытых колледжей для мальчиков. Потому что книжка именно о том, как она называется, увы и ах, и пикантных историй там практически нет - во всяком случае, даже с моими знаниями в этой области можно было бы написать гораздо подробнее. Но это имело бы к классической музыке очень сомнительное отношение.
В целом - книжка замечательная, для тех, кто любит классику, и для тех, кто нет. Потому что написано очень живо и интересно, притом - с большим знанием и любовью к предмету. В общем, слог типично-фраевский, умный тонкий юмор и читается очень легко.
Я как полнейшая невежда в этом отношении, открыла для себя довольно много нового - в частности, касательно датировок и стилей. Что еще замечательно - приступая к каждому периоду, Фрай дает очень краткую и забавную выжимку, буквально - срез эпохи. Что вообще происходило в это время. Пусть звучит скорее смешно, но на самом деле это очень удобно для восприятия, потому что моя извечная проблема - куда запихнуть известного композитора, к мамонтам или в Карнеги-холл...
Единственное, что жаль - книжка маленькая, поэтому получается галопом по Европам. Ладно, положим, про Вагнера он мог бы написать и поменьше :bubu: . Но зато про любимого мной Шопена - и побольше.
В общем, книжка очень интересная, и при этом полезная для общего развития. Я сама, несмотря на крайнюю разборчивость, которая, конечно, происходит от отсутствия воспитания, обнаружила в себе желание скачать и послушать, скажем, 2 концерт Алхимика)) И на удивление ужасно увлеклась, так что не исключено, что в будущем вам придется, сжав зубы, прослушать мои впечатления от классической биографии Алхимика Ш. :uzhos:

И - кстати - к слову об алхимиках - предлагаю угадать изображенного персонажа)) Ну, вы понимаете, за что я его люблю, да?

@темы: с-фрай

11:12 

Ольга Славникова "2017"

Шпенглер & Инститорис
Книга из последних русских букеров, и благодаря этому приобрела дурацкую яркую обложку, которая ничуть не связана с содержанием, и стоит в большинстве книжных рядом со всякими робски и прочей тусовочной хренью. И при этом совершенно нагло и откровенно относится к разряду классики русской литературы - просто по уровню.
Довольно сложно описать сюжет - просто потому, что в нем переплетено слишком много нитей, слишком много линий. Имеется некий город неподалеку от Рифейского хребта, провинциальный центр, достаточно далекий от Москвы и Питера и, соответственно, свободный от всех штампов, приписываемых "типичным городам". Я жила в подобном областном центре, и действительно, ощущается некая почти неуловимая разница в ментальности, в восприятии действительности - в каждом городе своя. И часть населения рифейского города, отдавая дань традиционному в каждой провинции виду сумасшествия, занимается втихушку старательством - потому что Рифейский хребет просто обязывает это делать. Тут смешались все уральские легенды, известые по России - и бажовская Каменная Дева, и Великий Полоз.
Роман почти реалистичный, во всяком случае, практически все, что происходит с героями, укладывается в причинно-следственные законы. И в то же время воздух, которым они дышат, проникнут чем-то ненормальным, чем-то полусказочным. Потому что если отдельным человеком еще управляют правила логики и здравый смысл, то поступки народов в целом совершенно выходят за эти рамки. А тут еще столетие октябрьской революции, и что-то витает в воздухе и стучится в сердца, пытаясь найти выход. Все, больше не буду спойлерить, пожалуй.
В итоге мы имеем вполне современный исторический контекст - достаточно жесткий, кажущийся даже немного нереальным в определенных областях, касающихся, скажем, крупного бизнеса. Но в то же время твердо стоящий на грешной земле. Героев, которые тоже обычные люди, и стоят на земле чуть менее твердо. И - мифологический план, маленькие, почти крошечные, но очень странные события или совпадения, немного странное поведение персонажей - будто они действуют не по своей воле, будто что-то ведет их. Все это в целом дает совершенно потрясающий эффект.
Сюжет течет очень плавно, и переходы от реальности к сказочности почти не ощущаются - потому что и сами герои не чувствуют их, во всяком случае, не отдают себе отчета. Все это наводит на странные солипсические мысли, а также заставляет задуматься о границах нормальности в принципе.
Но за вязью текста и читатель толком не просекает, что происходит что-то странное. Дело в потрясающем русском языке Славниковой, который можно сравнить только с Грином - она очень точна в формулировках, и в то же время очень образна. Никаких штампов, но длинные, тякучие фразы буквально затягивают, как затягивает Набоков, - притом, что речь идет подчас о вполне реальных и простых вещах.
Я понимаю, что ничего не объяснила, но пересказывать сюжет в данном случае - медвежья услуга, а описать атмосферу книги короче почти нереально. Роман не легкий для чтения, пожалуй, даже тяжелый, но все же я настоятельно рекомендую его. Потому что Славниковой удалось, не прибегая ни к каким классическим приемам и открытым словам, создать удивительное впечатление: что жизнь имеет двойное дно, что за гранью обыденного скрывается другой мир с другими законами - в котором присутствие бога ощущается куда острее. Если использовать затронутую в книге тематику - что в куче обычного ила и грязи можно найти драгоценные камни.

@темы: славникова

12:07 

Макс Фрай "Простые волшебные вещи"

Шпенглер & Инститорис
Я решила наконец до-освоить оба цикла про Ехо, потому что читала всегда беспорядочно, и в итоге выяснилось, что пропущены книги из начала, конца и середины) Дальше героически постараюсь читать в относительном порядке.
Лабиринты Ехо № 3
"Тень Гугимагона" - очередная история про погоню за очередным мятежным магистром. Мило, ровно и вообще по-фраевски. Кстати, именно там происходит знакомство с Лойсо Пондохвой, а то я долго не могла понять все это время, откуда он взялся.
Но есть один совершенно замечательный в своем роде эпизод, который задел меня и, возможно, не только меня. Еще один момент, за что я люблю Фрая: она по-человечески искренна, в том числе в тех вещах, о которых говорить не принято.
В том эпизоде, о котором идет речь, Макс оказывается в мире своих снов: бесконечные пустые пляжи в поле видимости никаких людей. Но ту злобный Гугимагон насылает на него видения, и пляж наполнятся человеческими тушками. Всякими мерзкими цыганками с грязными сопливыми детьми, отвратными жирными тетками с гидроперитом, волосатыми дядьками с пузом на ножках, девицами во врезающихся купальниках. В общем, типичное население типичного пляжа, от одного вида которого хочется немедленно забраться высоко в горы, где никого нет. В хорошем настроении такое скопление такого народа еще можно терпеть, но в плохом они вызывают ужасное отвращение - целиком согласна с леди Фрай. У каждого есть свои сквики, конечно, но нелюбовь к пляжным толпам, по-моему - общечеловеческий.
И что же делает наш замечательный Макс?)) А именно то, что тайком хочется всем людям: зверски разрывает всю эту человеческую массу на клочки, реально уничтожает всех и потом поет на могилке куплеты. Замечательный момент.
Именно по этой причине М-Фрая и можно читать, не рискуя вывихнуть челюсть. С одной стороны, его герои такие милые и хорошие люди, у них так все замечательно, что временами они вызывают некоторое раздражение. И если бы не было таких чисто человеческих фолов, приступов раздражения, гнева, усталости, они не были бы живыми. А тут - читаешь и понимаешь, что да, сэр Макс от тебя лично не очень далеко ушел))

"Простые волшебные вещи" - просто милая, легкая и забавная история. Совершенно не колышит воздух, но с ней весьма приятно проводить время. Рекомендуется употреблять поздно вечером после рабочего дня, в метро.

@темы: м-фрай

11:35 

Сара Уотерс "Тонкая работа"

Шпенглер & Инститорис
Роман заявлен как крео про лесбиянок в викторианской Англии и, что удивительно, именно таким и оказывается. Знаете, от книг подобного толка всегда ждешь какого-то подвода - то тема ебли не раскрыта, то наоборот, сюжет безнадежно слит, скучен и туп.
Но вот тут я искренне удивилась. Это, наверное, первая "темная" книга за многие годы, которая понравилась мне и показалась интересной. И дело, слава богу, как раз не в ее "темности", а в сюжете.
Классическая тема: молодая героиня, живущая в старом доме в провинции, оказывается совсем не той, за кого себя выдает. И даже не такой, какой ее считают окружающие, в том числе близкие. Именно на этом завязан сюжет - переплетение историй двух героинь, одна из которых кажется темной лошадкой, а вторая - невинной жертвой. Этими "ненадежными" героями роман очень сильно напоминает "Ребекку", и старый дом только добавляет колорита. Я совершенно уверна, что влияние моей любимой Дафны было очень велико, но это скорее комплимент роману, на самом деле, - "испорченные", совсем не классицистические герои и сюжет очень его украшают.

Именно своим закрученным сюжетом роман и замечателен. Начинается он плавно, и даже "коварный замысел", который и стал отправной точкой, не очень сотрясает воздух - остается полнейшее ощущение, что у наших злодеев все равно ничего не выйдет. А дальше - двести страниц неспешных прогулок по холодной погоде, темного дома, очень размеренного быта, на фоне которого в какие-то изменения и не верится. И даже когда герои наконец решаются коренным образом изменить все, это не воспринимается как перелом - такое же медленное и неуверенное течение повествования.
А потом неожиданно случается ахтунг) Я отказываюсь спойлерить, чтобы вы тоже получили удовольствие при чтении. Сюжет переворачивается с ног на голову, и если раньше едва случалось одно-два события на сотню страниц, тут они начинают происходить с бешеной скоростью. Закручено, повторюсь, очень лихо, но в то же время автору чудом удается выдерживать свой "викторианский" стиль: в деталях, в поведении героев, в реалиях времени. И за счет этого ни одно мелкое событие не проходит не замеченным.
Я очень тупой читатель детективов. Потому что в большинстве случаев, когда происходит что-то невероятное, какое-нибудь таинственное разоблачение коварного плана и тд. - я начинаю хлопать глазами и совершенно не понимаю, как так получилось. Потому что у авторов детективов временами довольно сильно страдает логика, а повествование в напряженные моменты "ускоряется" настолько, что не успеваешь уследить за ним. Уотерс этим, к счастью, не старадает, так что читатель может сполне насладиться всеми перепетиями сюжета.

Что касается лесбийских отношений, они действительно присутствуют, но, по счастью, весьма завуалированно, вполне в викторианском духе) И не сказать, чтобы они оказывали какое-нибудь существенное влияние на сюжет, потому что чувства героинь - это одно, а происходящие вокруг события от них совершенно не зависят. Правда, в итоге героини все-таки преодолевают сопротивление среды, но это гораздо в большей степени сюжетный катарсис, чем развязка любовной истории (которой, по большому счету, и нет в классическом понимании).
В целом - книжка весьма интересная и захватывающая. Хорошая детективная история с историческим антуражем, рекомендую)
 Sephiroth , спасибо!)

@темы: уотерс

13:17 

Ирмгард Койн "Девочка, с которой детям не разрешали водиться"

Шпенглер & Инститорис
Очаровательнейшая вещь, рекомендую двумя руками детям всех полов и возрастов)) за рекомендацию спасибо, как выяснили,  Resurrection
Повесть - просто рассказ девочки лет 10-11 о своей жизни. Написанный совершенно замечательным стилем, с гениальнейшим отображением, что такое детское восприятие жизни.
Текст состоит из десятка маленьких рассказиков с обычными бытовыми сюжетами: например, про то, как девочка выжывала из дома приехавших погостить родственников, как она надругалась над величием смерти, как прогуливала школу. Важно не о чем, а *как* написано. Автору удалось передать совершенно волшебные моменты из детства, которое с течением времени напрочь забываешь. И умница-переводчик сохранил это, поэтому читается просто на одном дыхании.
Например, что дети очень часто любят использовать слова, смысла которых не знают. Есть безумно ржачный момент, описание детской игры, в которой есть верховный главнокомандующий, секретарь, идолы и фетиш. Причем идолы и фетиш - это тоже игроки, дети :lol: Девочка играет в дельфийского оракула и лазает по заброшенным домам. А вот вспомните себя в детстве: вы часто играли в правильные, одобренные взрослыми игры? Я, помнится, почти никогда, зато неправильные и потенциально опасные игры, которые мы выдумывали себе сами, были в сто раз интереснее и завлекательнее. Например, около соседнего дома целое лето стоял длинный раскоп, в котором собирались прокладывать какие-то трубы, а из вынутой груды земли торчали непонятные резиновые шланги. И мы с огромным удовольствием лазали по этой грязи сутками, хватаясь за шланги и трубы, что, конечно, было категорически запрещено.
Про то, как взрослые не желают ничего объяснять детям - тоже отдельная история. Мне, правда, повезло больше, я была наблюдательным ребенком, видимо, и мои догадки в большинстве своем оказывались правильны. Но это не отменяет простого факта, что мне практически никогда не объясняли, почему все именно так. Теоретически я могла бы до сих пор не знать, откуда беруться дети, с моими-то родителями))
В общем, в книжке куча замечательных историй из жизни живого и веселого ребенка. В отличие от абсолютного большинства детских книжек, они совершенно не моралистичны, потому что героиня *ни разу* честно не убеждается, что так надо, а так не надо по итогам собственного опыта, скорее - неопределенно пожимает плечами. Да, детка, это взрослые все врут, что в жизни есть логика, а потом вырастаешь, стареешь, а логики все нет и нет, и справедливости тоже))
Зато книжка оставляет ощущение детского веселого азарта, который уже почти позабыт. Я лазила по стройке, плавала в затопленном подвале (мама говорит, что до сих пор не понимает, как это пережила), а еще очень здорово было лечь на спину и так катиться со снежной горки, переворачиваясь, пока окончательно не закружится голова, а еще бегать по этажам большого дома толпой и громко визжать и прятаться, когда встечаешь неприятного старика-соседа. И это все не имеет ничего общего с тем, что думают о детях взрослые :tease4:

@темы: койн

15:37 

Этель Лилиан Войнич "Овод"

Шпенглер & Инститорис
Знаете, я очень подумываю включить эту книгу в список любимых романов о любви, но, пожалуй, все-таки нет. И дело именно в том, о чем я уже говорила выше: книга очень пестрая, в ней слишком много постороенних сюжетных линий, часть из которых никак не связана с любовной историей, да и назвать любовную линию основной тут можно с натяжкой.
Роман совершенно потрясающий, да, и очень жаль, что я не прочитала его в свои 12 лет, когда все советские дети читали и рыдали изо всех детских сил над трагической судьбой главного героя. Но для меня он тоже не прошел безболезненно, и только наличие полного автобуса народа помешало мне тихонько пореветь всласть)) все-таки я уже большая тетя и вообще стыдно.
Я не буду говорить про сюжет, потому что, думаю, он всем известен. Автор в целом поступила очень хитро: есть несколько основных сюжетных линий, почти одинаковых по значимости, выбирай какую нравится. В СССР упор делался, конечно, на революционную борьбу, и применительно к данной книге уж никак нельзя сказать, что она притянута за уши, так что популярность ее вполне оправданна. Есть классическая гетная линия с элементами монте-кристовщины, куда без нее))
Но я лично безусловно выбираю линию Овод-кардинал. По большому счету, именно она и делает книгу не просто достойной прочтения, а великолепной и глубокой. Да, я вижу слеш и инцест. Да, мы говорили с мамой, и когда я сказала, она призналась, что теперь тоже его разглядела :lol:
Но, собственно, о слеше - боюсь,  Снарк была права, по этому роману действительно практически невозможно написать фанфики. Потому что все, что можно и нужно было сказать, автор уже сказала, и углубление в отношение героев вряд ли возможно, а детализация сделает их более поверхностными. Это текст, после которого остается ощущение опустошенности - потому что сказано все и возврата нет, судьба героев определена. Фанфикшн всегда требует додумывания, детализации, спекуляции на случайно оброненных автором намеках - тут такого нет, все сказано прямым текстом. Со стороны автора это, безусловно, очень жестоко. Но это как раз тот вид авторской жестокости в литературе, который я люблю: умение довести до конца и поставить точку. Сложно представить себе продолжение истории Овода, как и продолжение истории Мастера и Маргариты, и вовсе не потому, что герои умерли, а потому, что они не оживляемы в принципе, живые герои не впишутся ни в какой сюжет больше.
Личность Овода, кстати, совершенно замечательна)) Автор, кажется, нарисовала этакий собирательный образ анти-матри стью, который по правилам вызывает не меньшую любовь, чем классический вариант, хотя и совершенно непонятно, почему. Калека с неопределенным социальным статусом и вздорным характеров, плюс ко всему безмерно влюбленный в собственного отца - очень достойный идеал мечтаний для юных леди, конечно. Но ведь сложно сдержаться и не помечтать, признайтесь? ;)
C другой стороны, при всем этом понимаешь, что литературные достоинства романа происходят именно из слешной линии, а не откуда-либо еще. Классическая история про сдерживаемую страсть, целибат плюс отношения ученика и учителя - лично меня это всегда заводило невероятно, "Нарцисс и Гольдмунд" пример. Можно вспомнить про Вильяма Баскервильского заодно, но перебирать особо не стоит - кажется, в мировой литературе таких случаев хватает, хоть и не очень много.
Но здесь изображение потрясает тем, что затрагиваются в действительности очень серьезные проблемы. И монолог кардинала после расстрела Овода - про кровавые реки - по художественной силе не сравним, пожалуй, ни с чем из того, что я читала на тему. Разве что "Евангелие от Иисуса" Сарамаго - но оно более жесткое и отстраненное, потому что в Евангелии говорит автор, а здесь - оставшийся жить герой. Это практически невероятно - говорить на такую тему и такими словами, и суметь удержаться на самой границе пошлости и пафоса. По-моему, Войнич сумела, и в итоге получилось несколько красивейших и болезненнейших страниц из всего, что я читала за свою жизнь.
Но дело даже не в этом. Не сомневаюсь, что в СССР, когда книга была очень популярна, конкретно эта ее проблема не рассматривалась и даже не затрагивалась просто из-за общей антирелигиозной политики. И в то же время это, пожалуй, самая глубокая и общая идея из тех, что есть в книге, идея, на которой куча филологов могла бы построить свои диссертации. Вот о чем я говорю: "Бог усмотрит Себе ангца для всесожжения, сын мой". Бытие, 22:1-18. Авраам и Иисак, жертвоприношение. И, как ответ Библии - речь кардинала перед толпой - совершенно потрясающая. Я надеюсь, я еще напишу на эту тему подробнее - мне стало интересно, что говорят об Аврааме наши и не наши теологи, но это будет уже не применительно к "Оводу"))
Только не говорите мне, что это лишний довод в пользу антирелигиозности книги, за что она и была признана в СССР - так может прочитать только слепой. Но задумываться над подобными проблемами, ставить их так остро, безусловно, может только глубоко религиозный человек, человек, вера которого постоянно воплощается в реальность. Атеизм, как говорил капрал Детрит, - это тоже религиозная позиция. А столь ярый атеизм, как у Овода, является лишь безусловным доказательством, что на самом деле все эти вопросы задевают его очень сильно, и - в конкретном случае - доказывает банальную ревность. Для нее были основания, ведь в конце концов предпочли не его...

@темы: войнич

23:09 

Джон Максвелл Кутзее "В сердце страны"

Шпенглер & Инститорис
Удивительная по-своему книга. Местами тягостная, местами невыносимо скучная, местами напоминающая болезненный бред. В конечном итоге так и не удается выяснить, является ли все сказанное правдой или всего лишь игрой больного воображения героини, умирающей от скуки в своей каменной африканской пустыни.
Героиня - белая женщина, живущая в далекой провинции, в самом сердце тоскливой африканской страны, вместе с отцом и несколькими чернокожими работниками. Существо совершенно бессмысленное, однако мыслящее. Но в данном случае умение думать не только не доказывает ее существование, а как раз наоборот, потому что занять себя ей не чем, а разыгравшаяся фантазия выходит за границы реальности. Или, точнее - создает множество реальностей, и в конце концов перестаешь понимать, какая же из них истинна для героини. Автор даже не пытается дать ответ на этот вопрос.
Во всех аннотациях написано, что это книга об одиночество, но это не совсем верно. Это книга о никчемности. Да, и одиночество, безусловно, тоже присутствует, потому что настолько никчемным может быть только одинокий человек, который в принципе никому ни разу не сдался и от которого ничего не зависит.
Текст не столько тяжелый, сколько раздражающий - он вызывает слишком сильные неприятные воспоминания из собственного опыта. Знаете, бывают моменты, когда все идет наперекосяк по мелочам, когда некуда деть руки и всю себя, и жизнь невыразимо бесит, хотя и непонятно, что конкретно можно изменить. В такие моменты чаще всего решаешься на дурацкие поступки, после которых вообще все идет под откос. Очень характерное ощущение для ПМС, кстати, не знаю, сказал ли об этом кто-нибудь автору))
Описания длинные и, несмотря на образность, также вызывают неприязнь - в них слишком много говорится о чуждых северному человеку вещах, вызывающих отторжение вплоть до рвотных позывов - о песке в доме, о насекомых, о безлюдной пустыне.
И еще – очень характерный для Кутзее прием – смешение ролей «плохих» и «хороших» героев. Все персонажи Кутзее играют свои роли, не важно, палачи это или жертвы; они просто оказались в определенном месте в определенное время, и то, что они делают – даже если это в традиционном понимании зло – не является основанием для моральных оценок их самих. Притом, что центральные персонажи – это в большинстве случаев именно «жертвы». Но Кузтее удивительно тонко, исподволь удается привить читателю мысль, что личность существует и помимо человеческих поступков и жизненных реалий. Это гуманизм весьма извращенного толка, но, безусловно, гуманизм))

доп.материалы: рецензия на "В ожидании варваров"

@темы: кутзее

22:05 

Этель Лилиан Войнич "Прерванная дружба"

Шпенглер & Инститорис
Ну вот, дорогие, теперь остапа несет, и я буду терзать вас творчеством про Овода до тех пор, пока оно не закончится все -)
Книжка гораздо менее жесткая и болезненная, чем первый роман. Да, над ней тоже хочется пореветь, потому что кончается она весьма печательно: пусть не трагически, но просто беспросветно, что - с учетом перспективы - возможно, и хуже. Однако все-таки можно заставить себя героически пойти умыться и подумать над поступками персонажей.
Теперь становится очевидным, что все беды Овода и окружающих его близких людей происходят вовсе не из юношеской травмы, не из физических недостатков и разбитого сердца. А по большей части из болезненного, гипертрофированного самолюбия. Что несколько развенчивает его как идеал и тд. Именно самолюбие, боязнь показаться слабым, смешным, глупым, другими словами - не идеальным - и заставляют его держать всех от себя на расстоянии. И дело не в том, что его слабостью слишком долго пользовались - имхо, это настолько разные вещи, что "темное прошлое" в данном случае не может служить оправданием. Человек банально не умеет смеяться над собой и признавать собственное несовершенство, а между тем именно это - залог душевного равновесия, потому что все мы, мля, несовершенны, и чем раньше мы смиримся с этим, тем лучше будем жить. Вспомните, случалось ли вам выставлять себя перед друзьями и близкими идиотом, ленивцем, непорядочным злобным гадом, просто криведкой? Да сто раз)) И разумеется, это вам прощалось, потому что в том отчасти и состоит близость - в умении видеть чужие недостатки и прощать их.
В связи с этим любовь людей к Оводу, если задуматься всерьез, очень мало похожа на нормальную любовь равных и гораздо больше - на восхищение идеалом, слез которого ты не видишь. В этом плане Рене и Маршан - единственные исключения, да и то исключительно по недосмотру Овода.
По сути Овод - это очень печальный пример того, как не надо жить. Потому что зачастую те, кто не видит твоих слез, и не догадаются тебе помочь. И такие "совершенные" со всех сторон люди, если честно, в жизни скорее раздражают, чем вызывают симпатию. Не спорю, с ними приятно поверхностно общаться, потому что они не будут грузить тебя ненужными проблемами и информацией, но полюбить их тоже невозможно. Рене просто крупно не повезло - он сумел застать момент слабости и разглядеть таки за скорлупой очертания человека. А потом скорлупа снова закрылась, но его уже затянуло внутрь. Очень печально, на самом деле.
Кстати, о Рене: Войнич явно и безусловно была слешер! )) Помните момент признания в любви: где Овод произносит длинный монолог на тему: если ты о чем и догадался, то лучше не спрашивай, я тебе все равно ничего не скажу, а что знаешь - то и знай, как-то так. Эти слова были у меня последними на странице и, еще не успев перелистнуть, я подумала, что по законам слешного жанра Рене должен ответить признанием в любви. В общем, когда я перелистнула страницу и увидела: "Я знаю только одно, что я люблю тебя" - то своим восторженным визгом разбудила весь дом)) Восхитительный слеш, и совершенно непрекрытый.
И очень печальный лейтмотив всей книги: тяжело, больно и безнадежно любить человека, который так же безнадежно влюблен в кого-то другого. Вот и все, очень просто. И сколь бы близки вы ни были, сколько бы ты для него не делал - все равно, гад, в лес налево смотрит. Очень печально, на самом деле, потому что в жизни это случается сплошь и рядом: можно отдать другу, любовнику какую-то часть себя, но это все равно будет меньше, чем он требует.
Именно из грустной концовки я заключаю, что это все-таки была именно "любовь всей жизни". Так не страдают по друзьям, а тем более по приятелям. Даже умерших детей через столько лет вспоминают куда спокойнее. И живут, живут дальше, и бывают счастливы.
Но все же Рене редкостный идиот. Если так любишь, то поезжай, настаивай, умоляй, объясняй. Отказываюсь верить, что ничего нельзя было сделать, и вообще вся эта история с обидой Овода настолько нелепая и надуманная - я довольно долго соображала, в чем же заключалось то страшное предательство. Скорее я готова поверить в то, что Овод наконец признал себе, что не способен отдать ни Рене, ни Маргарите столько себя, сколько они требуют, и предпочел сжечь все мосты, чем постоянно жить на грани и бояться ее перейти ненароком.

@темы: войнич

15:22 

Этель Лилиан Войнич "Сними обувь твою"

Шпенглер & Инститорис
Раз и навсегда следовало бы для себя уяснить: автор одного романа - это, как правило, действительно автор одного романа, который стоит читать. И тот факт, что автор написал еще что-то, совсем не означает, что оно читабельно. Но увы, постоянно пытаюсь прочитать все и в итоге разочаровываюсь.
Роман посвящен дальним предкам Овода, главная героиня - его прабабушка Беатриса. Это мы узнаем, впрочем, только потом, и кто невнимательно читал первые книги (как я), не сопоставит даже. Все начинается с того, что юная запуганная пьяницей-отчимом и дурой-матерью Беатриса, ненавидящая весь мир, выходит замуж - за первого, кто позвал, лишь бы вырваться из родительского дома. Ситуация, на самом деле, очень и очень стардартная, и за прошедшее время ничего не изменилось - до сих пор девицы так делали и будут делать. Беатриса живет, испытывая молчаливое отвращение и к своему мужу, и к детям, которых она рожает. Впрочем, со временем это сглаживается, потому что привычка - вторая натура, и некоторых детей она даже начинает любить. Еще у Беатрисы есть недотыкомка-брат, весь из себя ученый не от мира сего и ходячая добродетель, который умудрился из сострадания жениться на прислуге, наркоманке и истеричке, чем испортил жизнь ей, себе и заодно всей семье Беатрисы.
В общем - обычная семейная история, от замужества и до смерти. Причем - при всех проблемах и отсутствии взаимной симпатии - семья была действительно не самой плохой. И держалась именно на железной воле Беатрисы, которая ловко и исподволь управляла всем и вся. После ее смерти все стремительно разваливаются, дети, которые раньше держались в рамках приличий из уважения к ней, разбегаются и перестают друг друга поддерживать.
В целом - нельзя сказать, что книжка скучная или плохо написанная. Войнич и раньше не отличалась особым слогом (не считая блистательной речи кардинала), но она вполне читабельная. Плох роман другим: в нем категорически нет героев, которые вызывали бы интерес или хотя бы симпатию. К самой Беатрисе сложно испытывать какие-то чувства: да, она не дура, и молодец, что знает свою выгоду, но ее реакции на окружающий мир несколько неадекватны. Она полагается исключительно на сочетание расчета с отвращением и совершенно не умеет любить и радоваться, а с таким отношением, по-моему, лучше сразу пойти и удавиться. Да и рассчет ее - типично женская смекалка, в нем отнюдь нет блеска и игры Бекки Шарп, поэтому ни малейшего уважения он не вызывает. Остальные герои тоже слишком обычны, каждый со своими придурями и недостатками и без каких-либо заслуживающих внимания достоинств. После очаровательного Овода и прекрасного Монтанелли они кажутся серым фоном, увы и ах. История семьи тоже слишком обычна, и по описанию своему сильно не дотягивает до, скажем, Саги о Форсайтах, так что об оригинальном сюжете речи не идет.

ps я все забываю спросить, нравится ли вам дизайн?

@темы: войнич

20:03 

Олег Дивов "Другие действия"

Шпенглер & Инститорис
Давно я, признаюсь, не испытывала подобных литературных разочарований, причем не от того, как написано, а именно что написано. Этот роман усердно рекомендовали мне друзья как один из лучших образчиков российской литературы в жанре киберпанк. Помнится, в свое время с огромным удовольствием, буквально дрожащими лапками освоила лукьяненскую трилогию "Лабиринт отражений", и мне хотелось еще чего-нибудь столь же замечательного. Потому что "Лабиринт отражений" - это, пожалуй, даже лучше Дозоров, и безусловно лучшее из того, что написал Лукьяненко. Я решила, что если весь киберпанк такой, то его безусловно стоит читать.
Но это была грубая ошибка, потому что Дивов даже рядом не. Роман настолько тупой и поверхностный, что всю дорогу ждешь, когда же появятся уже нормальные герои и начнется нормальный сюжет. А потом история раз - и заканчивается, и ты с удивлением осознаешь, что вот эти недотыкомки и были героями, а это логическое недоразумение - сюжетом. Очень печально, ага.
Не говоря уж о том, что раскрытие жанра оставляет желать... Боже мой, если ты фантаст - так и пиши фантастику, в чем проблема? Лукьяненко создал совершенно изумительный инет-мир, почему бы не думать дальше. Но нет, увы, похоже, Дивов просто походил недельку по самым популярным ресурсам рунета (Гисметео.ру :lol: ) и решил, что изучил уже достаточно, чтобы ваять свой креатиф. В книжке встречаются такие специфические термины, как "сайт", "форум", "чат", "ник", более того, в конце книжки есть глоссарий, где объясняется их значение! :wow: *учитывая, что я скачала ее с альдебарана, очень смешно*
Но самое страшное - безусловно, сюжет. Жила была банда сетевых хулиганов, которые свой досуг занимали тем, что время от времени приходили и ацки зафлуживали какой-нибудь популярный ресурс. Ну и что, скажите вы, дело-то житейское - и будете в корне неправы. Согласно Дивову, у посетителей инета настолько хрупкая психика, что столкнувшись с флудом и хамством, они на этот ресурс никогда больше не пойдут, и он, соответственно, погибнет, а модераторы, видя свое бессилие, начинают вешаться и выпрыгивать из окон.
В целом - довольно просто сказать, чем мне так не нравится эта книжка: я люблю фантастику. А Дивов пытается описывать реальные вещи, основываясь на более чем отрывочных знаниях и сомнительной логике, и получается из рук вон плохо.
В итоге - категорически не рекомендую к прочтению. Если уж говорить о киберпанке - читайте того же Лукьяненко или "Горячий старт", кажется, пера г-на Васильева.

@темы: дивов

current book

главная