Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: wwii (список заголовков)
22:52 

Г.К. Жуков "Воспоминания и размышления"

Шпенглер & Инститорис
Знаете, а пожалуй, мемуары Жукова будут моими любимыми из всех объемлющих мемуаров на тему Второй Мировой. Потому что с одной стороны, по ним очень четко видно не только ход боевых действий, но и все, что за ними стояло - окружающая политика. Из военных ближе Жукова именно к политической сфере, кажется, никого и не было - поэтому очень интересно посмотреть, как он излагает это. С точки зрения лица слегка постороннего, хотя и непосредственно затрагиваемого происходящим.
По тексту очень чувствуется, что он писался не одномоментно, а очень долго. "Воспоминания" начинаются как биография Жукова, с его детства в нищей деревне, ученичества у скорняка и первых лет на военной службе. Это как-то неожиданно и очень трогает, и в это действительно верится, что там были разруха, полуголод и прочие такие очень типично деревенско-провинциальные жутики. Далеко не всем удается из этого выбраться, большинство поколения за поколениями так и прозябает. Читаешь и невольно думаешь, вот этот деревенский мальчик когда-нибудь вообще мог себе вообразить, что через сорок лет он будет принимать Парад победы на Красной площади? Путь очень впечатляющий.
С другой стороны, с началом военной службы биографическая часть резко сходит на нет. Из случайной обмолвки можно узнать, что у автора появилась семья и дети, но когда это случилось, как-то не фиксируется. Первые годы Жукова на военной службе описаны куда тщательнее и детальнее. Он успел повоевать и на Гражданской, и покомандовать в последующем. На Гражданской Жуков, конечно, был еще никем и ничем - зато весьма интересны его воспоминания о Халхин-Голе, необъявленной войне с Японией. Почему-то про этот довольно существенный эпизод историки Второй Мировой обычно забывают, хотя на мой взгляд, для СССР в глобальном смысле все началось тогда и там.
С начала Великой Отечественной "Воспоминания" окончательно перестают быть автобиографической вещью и становятся чисто исторической. Жуков упоминает себя ровно постольку, поскольку это необходимо, чтобы описать обстановку и обстоятельства наиболее важных событий - а с учетом его положения он в них постоянно участвует, само собой. Забавно, что каждый мемуарист в истории войны делает упор на каких-то своих эпизодах, и они запоминаются наиболее ярко. У Жукова это оборона Москвы и взятие Берлина. Обеими операциями он непосредственно командовал (Конев в своих мемуарах не вслух жалуется, что его фронту толком поучаствовать во взятии Берлина не дали). Обе операции описаны очень детально. Вообще взгляд Жукова, пожалуй, наиболее удобен для читателя, чтобы понять общую картину: маршалу она была видна лучше всего.
Прелесть мемуаров еще в том, что они были написаны через 25 лет после окончания войны, и поэтому стали не только эмоциональными воспоминаниями конкретного человека, но и интересным исследованием вообще. Жуков очень хорошо поработал с документами, безусловно: он ссылается на советские документы, на письма других командиров, на показания военнопленных, на воспоминания русских и иностранных командующих, на огромное количество документов, включая документы Нюрнбергского процесса. При этом не забывая о собственном изложении, а ровно когда нужно, чтобы слегка разбавить его. И такие вставки, действительно, делают текст значительно интереснее (цитата из телеграммы Конева одному из своих подчиненных командиров, начинающаяся со слов "Опять идете кишкой...").
Что еще ужасно мило и очень располагает - огромное количество имен и "благодарностей". Разумеется, это только работа с документами, человек такого запомнить просто не в состоянии. Но сам факт, что командующий уровня Жукова включил в свои мемуары безумное число пассажей из серии "Особенно отличился при взятии высоты отряд Иванова в составе Петрова и Сидорова, которые героически сделали то-то и то-то" - ужасно мило. И мне почему-то кажется, что подобные вещи - одна из немногих безусловно позитивных вещей в "советском стиле", сейчас такого уже нет, и уж тем более ничего подобного не писал ни один из немецких командующих - со ссылками на конкретные фамилии рядовых бойцов. Не то, чтобы сейчас читателю было особенно интересно, кто там с какой стороны переправлялся через какую реку - но как-то тепло становится.
В конце воспоминаний - тоже очень интересные пара глав про то, что было после взятия Берлина. Как восстанавливали город, как организовали управление в нем. И дальше - про переговоры с союзниками о разделе Германии, разоружении, зонах влияния. Описываются несколько встреч Жукова с Эйзенхауэром, реакция Сталина на происходящее. Поскольку про это обычно военные мемуаристы не пишут, очень интересно.
Про "советский стиль" еще - разумеется, в тексте достаточно всякой "руководящей и направляющей роли коммунистической партии", но видно, что ее вставляли после и где не забыли. В основном в "лирических отступлениях", которые в начале и конце книги, в середине текста, с описанием основных событий, этой чепухи практически нет. Так что она совершенно не мешает и не отвлекает. К тому же Жуков не разводит на эту тему особой демагогии, расшаркнулся где надо - и все. А так - очень легко читается, совершенно не ожидала.

@темы: WWII

13:57 

И.С. Конев "Сорок пятый"

Шпенглер & Инститорис
Маршал Конев - фигура крайне неоднозначная и как человек, и как военный. На его счету и впечатляющие победы, и впечатляющие поражения. Жуков в 41 году спас его едва ли не от расстрела, а он спустя 15 лет голосовал за исключение Жукова из ЦК. И много еще всякого такого.
С другой стороны, в его мемуарах про 45 год нет никакой политики и почти не видно Конева-человека. Зато отлично описаны операции, которыми он руководил в качестве командующего 1 Украинского фронта: Висло-Одерская, Силезские, Берлинская и Пражская. Основная часть книги уделена, конечно, Берлинской операции, притом, что в принципе Берлин брал 1 Белорусский фронт Жукова, а Конев был, так сказать, на подхвате и выполнял ряд второстепенных задач.
Вообще из всех читанных мной военных мемуаров Конев, пожалуй, один из наиболее художественных, как ни странно. У него очень простой и очень легкий текст, он с одной стороны дает достаточно деталей, карт и тд, а с другой стороны - не перегружает (как некоторые любят на полстраницы перечислять номера и названия частей, которые участвовали в таком-то маневре). При этом у Конева, что очень ценно, описание операции в целом разбито на очень удачно подогнанные эпизоды, описывающие действия отдельных частей, конкретных командиров. При этом Конев очень четко говорит только про свой узкий участок фронта, происходящее конкретно с его войсками, не давая никакой общей картины боевых действий. В чем-то это очень хорошо, потому что за счет приближения, упоминания конкретных действий конкретных командиров и частей, а не описания всех операций по фронту в целом достигается именно художественный, а не исторический эффект.
Конев в своих описаниях деталей, взаимоотношений с другими командирами, "эпохальной" встрече на Эльбе с американским генералом как-то очень мило наивен, что ли. Создается впечатление, что его если и редактировали, то не особо меняя простой "разговорный" стиль человека, который не имеет к художественной литературе и искусству вообще никакого отношения. Получились местами такие очень простые, посконные и домотканые солдатские байки. После всего обилия чисто исторической литературы, отвлеченной, концентрирующейся на главном, анализирующей, это приятное разнообразие. Ничего особенного, но читается легко, быстро и интересно.

@темы: WWII

18:06 

Бэзил Генри Лиддел Гарт "Вторая мировая война"

Шпенглер & Инститорис
Разные источники никак не могут решить, какую историю считать "официальной английской версией" - Лиддел Гарта или Фуллера. Фуллера я не читала, но Лиддел Гарт в целом и достаточной объемист, и достаточно "английский", чтобы соответствовать. При всем при том, надо отдать ему должное, он очень легко читается. В большинстве мест - значительно легче, чем история Типпельскирха, например. С другой стороны, это достигается отходом от деталей и попытками анализировать, делать выводы, строить предположения, что было бы, если. С одной стороны, все подобные построения отдают некоторым дилетантизмом (а в отличие от генерала Типпельскирха, Лиддел Гарт закончил военную карьеру всего лишь капитаном, и каждый мнит себя стратегом...), а с другой, именно они - самые интересные, потому что количество батальонов и наименования мелких деревень неподготовленному читателю все равно ничего не говорят. К тому же мнения Лиддел Гарта зачастую изрядно отличаются от, скажем так, общеизвестных и лежащих на поверхности.

Участники
В частности, по поводу первых лет войны ЛГ придерживается весьма интересной позиции, обвиняя в развязывании войны и успехах немцев не столько Гитлера и его генералов, сколько союзников. Причем придерживается довольно таки невежливого тона, утверждая, что едва ли не больше всего виноваты Чемберлен, а потом Черчилль. Фактажа о самом начале войны не очень много, зато много логики, сослагательного наклонения и теоретизирования, что интересно. Вообще в начале книги Лиддел Гарт довольно жестко прохаживается по поводу английских деятелей, и немного смягчается только к середине, но все равно даже из текста, из того, как поданы факты, в общем, очевидно, где автор откровенно считает союзников дебилами. Отдельный довольно длинный пассаж в конце посвящен применению атомной бомбы против уже почти капитулировавшей Японии. Лиддел Гарт цитирует отдельных свидетельства тех, кто участвовал в принятии этого решения, явно пытаясь найти оправдание, и называет имя единственного человека из двух штабов - адмирала Леги - который был категорически против ее применения. В итоге приводится свидетельство одного из близких к Манхеттенскому проекту военных, суть которого сводится к тому, что раз на бомбу угрохали столько бюджетных денег, надо же было показать властям и народу, что все не зря. В изображении Лиддел Гарта, особенно учитывая детальное описание статуса войны с Японией, все это выглядит ну очень некрасиво, даже абстрагируясь от прочих факторов.
На протяжении книги Лиддел Гарт очень много раз описывает ситуации, когда какие-то операции союзников срывались и или проводились недостаточно качественно / невовремя из-за амбиций отдельных лиц, прежде всего, потому что англичане никак не могли поделить с американцами неубитого медведя. И во всех случаях я невольно задумывалась, вашужмать, Россия в это время воевала, а вы спорили месяц, какой генерал возглавит атаку, потому что один выше рангом, а у другого войск больше.
Отдельный момент - это разборки французов перед открытием второго фронта, кто поднимет народ против Гитлера. Просто обнять и плакать.
Совсем другая позиция у Лиддел Гарта в отношении немецкой стороны. С одной стороны, было бы логично - как делает советская историография - обвинять немцев во всех смертных грехах, поедании христианских младенцев и тд. Он этого не делает даже близко. Напротив, немецкая сторона изображена без малейшей неприязни, что в рамках дискурса, по-моему, изрядное достижение. Особенно учитывая, что ЛГ не стесняется рассказывать про, мягко скажем, неконвенционные методы ведения войны, которые применяли немцы.
Более того, во всей книге встречается один персонаж, которому невольно (подчиняясь изложению автора) начинаешь активно сочувствовать и восхищаться. Это Роммель. Забавно, но факт - Лиддел Гарт дрочит на Роммеля так откровенно, как ни на кого больше, тот и пусечка, и умничка, и по соотношению сил и результатам кампаний он всегда удивительно выигрывает (прямо не Роммель, а Рокэ Алва какой-то!). Не последнюю роль в этом сыграло то, что семья Роммеля уже после войны предоставила Лиддел Гарту его письма - и они цитируются в книге. Естественно, какие письма может писать проигрывающий больной генерал своей жене из Африки - очень жалостливые, а не о том, что он опять ел христианских младенцев на обед. Понятно, что наверняка все писали, и письма Гудериана я у кого-то видела, но ЛГ приводит только переписку Роммеля, и Роммель предстает гораздо более человечным, что ли, чем все командующие союзников.
Про русских командующих Лиддел Гарт говорит немного, но всегда хорошо. Жукова, Василевского и Воронова называют "блестящим триумвиратом русского генштаба", и в принципе оценивают высоко как общий уровень командования, так и решения по отдельным операциям. Поскольку особых деталей сражений на восточном фронте Лиддел Гарт, оценить достоверность его суждений по конкретным вопросам сложно, но все равно приятно.
По поводу оценок Лиддел Гартом действий японской армии (а войне с Японией в Азии и Тихом океане посвящено довольно много текста) сложно сказать что-то однозначное - их нет, но есть факты. Факты местами ужасают, и кажется, самого автора тоже. ЛГ уточняет раз за разом, что японцы использовали "камикадзе", летчиков-смертников, чтобы нападать на американские корабли. Что японские командующие накануне ответственных сражений совершали самоубийства "чтобы поднять моральный дух войск". И что Япония в принципе придерживалась устаревших и довольно странных для европейского человека понятий о тактике ведения войны и военной чести, в результате чего периодически проигрывала просто из-за человеческого фактора.

Кампании
По тексту складывается впечатления, что Вторая мировая шла где угодно, только не в Европе. В Европе боевые действия более ли менее велись только во время воздушной войны за Англию - и все. Чехословакию, Польшу, Бельгию, Францию и тд. немцы захватили достаточно легко, и на этом описание компаний в Европе по сути закончено вплоть до наступления союзников в Италии в 44 году. При этом отдельные действия союзников выглядят как-то очень неловко и непрофессионально, что ли. Удачным бегством англичан из Дюнкерка, по ЛГ, и то обязаны исключительно доброму папе Гитлеру. Догадаться, что немцы будут наступать в Арденнах, в первый раз еще сложно, но во второй раз уже можно было бы.
Единственная кампания в этом регионе в первую половину войны, которая описывается отлично - битва за Англию. Очень детально, очень логично, много и технических данных, и аналитики.
Зато очень подробно описывается вся Африканская компания, как сначала Роммель гонял англичан по пустыне поганой метлой, потом немного они его, потом в итоге Роммеля отправили "на отдых", и все развалилось. Само описание компании вообще достаточно забавно - по ЛГ получается, что немцы во главе с Роммелем умудрялись побеждать союзников, когда у тех было преимущество раз в десять в живой силе и технике. Потому что командованию союзников вело себя как стадо дебилов, а Роммель ловко этим пользовался. Даже в итоге, уже без Роммеля, немцы сдались прежде всего потому, что у них закончилось горючее и боеприпасы, а не потому, что рядом топталась десятикратно большая армия союзников, которая не решалась на них толком напасть. Складывается впечатление, что если бы Роммель все еще командовал, немцы бы союзников песком и кактусами закидали :laugh: История с "отпуском на лечение" и быстрым возвращением, когда замещающий Роммеля генерал Штумме испугался обстрела и умер от сердечного приступа, весьма показательна.
Очень хорошо и детально описан весь ход боевых действий в войне с Японией - и на суше в Азии (Бирма, Мьянма, Китай и тд), и в Тихом океане. Пожалуй, лучше и детальней, чем у Типпельскирха даже, так что по этому вопросу скорее рекомендую ЛГ. Заслуга ЛГ еще в том, что он дает не только описание боевых действий, но и сопутствующей информации о политике, экономике и тд. Японцев, в общем и целом, очень жалко. Чем дальше по тексту, тем больше понятно, что они вляпались в заведомо проигрышную войну с заведомо более сильной Америкой, и лучше бы им прекратить это пораньше и отказаться от своих имперских амбиций, не дожидаясь Хиросимы и Нагасаки. С другой стороны, в первом периоде войны, пока Америка еще не раскачалась, японцы очень ловко и быстро выставили англичан, голландцев и тд. из их азиатских колоний. Вероятно, если бы Америки не было в этой войне, расклад сил на конец боевых действий был бы совсем другой и Япония отхапала бы себе солидный кусок материка и островов в АТР. Но в целом описание последних операций союзников против Японии, уже в конце 44 - 45 году, выглядят как бойня - особенно учитывая, что японцы гораздо тщательнее придерживались принципа сражаться до последнего солдата. Всякие страшные истории про Хиро Онода действительно имеют под собой почву.
Что касается войны с Россией, то тут как раз информации куда меньше, чем стоило бы. Весь ход войны описан буквально по основным верхам, больше всего внимания уделено Сталинграду (и это единственная операция, по которой у Лиддел Гарта в принципе достаточно информации). В остальном же выглядит примерно как: "а в это время русские пошли в наступление и за два месяца дошли от Варшавы до Берлина", вот и все. Так что Лиддел Гарт по компании на Восточном фронте не источник вообще. Особенно в сравнении с тем, насколько детально описываются другие фронты - сколько отрядов, кто командовал, какого числа и во сколько минут, что написал командующий своему коллеге и тд. Действия немецких войск на Восточном фронте описаны аналогично - упоминается захват Крыма, Сталинград, Курская дуга - и все. Если не брать в расчет остальные источники, складывается впечатление, что у немцев было всего два заслуживающих упоминания генерала - Роммель в Африке и Кессельринг в Италии (ну и Мантейфель, с большой натяжкой). Типпельскирх в этом плане гораздо более адекватен, и его книга касается прежде всего действия немецких войск на всех значимых фронтах (а Восточный фронт был, в общем, наиболее значимым с момента открытия).

В целом книга Лиддел Гарта - это "английская версия" не потому, что она проанглийская. Напротив, ЛГ достаточно скептично относится и к достижениям, и к талантам союзников, и во многом возлагает на них вину и за начало, и за затягивание войны. Другое дело, что описываются в первую очередь те кампании и события, в которых непосредственно участвовали английские и американские войска, все остальные боевые действия, с Россией в том числе, упоминаются достаточно поверхностно. Но в плане отображения участия именно Англии во Второй мировой книга очень полная и интересная.

@темы: WWII

13:46 

Эрих фон Манштейн "Утерянные победы"

Шпенглер & Инститорис
Кто это - Эрих фон Манштейн немецкий командир, во время Второй мировой - от генерал-лейтенанта до генерал-фельдмаршала. Начал еще с Польской кампании в 39 году, потом Франция, потом - Восточный фронт, Россия. Первая крупная и интересная операция - Крымская кампания, за занятие Крыма вообще и Севастополя в частности он и получил генерал-фельдмаршала. Дальше - командование группой армий "Юг" (aka "Дон"), попытки деблокировки армии Паулюса из Сталинградского котла, Курская и Орловская дуги, оборонительные бои с отходами на территории Украины вплоть до весны 44, когда его отправили "в резерв", заменив Моделем.
Что пишут Все поголовно, кто пишет о мемуаристах по Второй мировой войне, особо выделяют Манштейна как не просто поставщика интересной инфы "из первых рук", а еще и автора, обладающего (в отличие от прочих немецких командующих) хорошим литературным стилем и даже талантом. Тут они привирают. Особых стилистических достижений я там не заметила (и не особых - тоже).
Еще говорят, что Манштейн был необычайно талантливым стратегом и вообще командующим. Тут сложно судить, потому что вообще сложно судить о качестве его командования, потому что, с одной стороны, все описываемые решения и действия выглядят очень взвешенными, а с другой, Манштейн постоянно пишет о том, что наиболее адекватные инициативы профессиональных военных наталкивались на стену сопротивления Гитлера и иже с ним. Опять же, на счету Манштейна и блестяще удачные кампании (Крым), и крайне сомнительные с точки зрения как общей цели, проф. этики (Сталинград).
ИМХО Текст Манштейна, действительно, отличается от других мемуаров немецких командующих, что мне доводилось читать. Прежде всего, несмотря на то, что у Манштейна действительно был очень широкий "кругозор" в силу его положения командующего одной из трех групп немецких армий на Восточном фронте, он не пытается восстановить детально весь ход событий на этом направлении. Потому что если сравнивать с Типпельскирхом или Гудерианом, у них текст выглядит примерно следующим образом: "такого-то числа такая-то группировка в составе стольки-то таких-то девизий и стольки-то других выдвинулась на двадцать километров на юго-восток и заняла такой-то населенный пункт. Следующего числа..." - и дальше по новой. Надо прилагать изрядные усилия, чтобы за этим обилием цифр и дат составить какое-то общее представление о ходе боевых действий - особенно учитывая не идеальное, скажем, знание географии Украины.
Манштейн пишет о кампаниях более в общем, в основном не детализируя без необходимости цифры, даты и топонимы. Но при этом у него как раз все становится гораздо прозрачнее и понятнее не профессионалу. Вообще два самые замечательные раздела в книге - описание Крымской кампании и попыток деблокирования 6 армии и всей ситуации вокруг нее. В обоих случаях Манштейн рулил всеми процессами, так что имел возможность описать не только ход боевых действий, но и процесс принятия решений, и возможные варианты действий, и все согласования решений с Гитлером, и оценить перспективы, риски и тд. Именно этим, имхо, текст Манштейна и отличается в выгодную сторону от остальных мемуаров. Он теоретизирует, прикидывает варианты, пытается оценить, как развивалась бы ситуация, если бы было принято другое решение, или, например, что нужно было бы сделать СССР, чтобы избежать поражений на конкретных фронтах. В целом большая часть книги - это именно оценка и переоценка обстановки, поиск, принятие и приведение в действие необходимых решений, вопросы стратегии и тактики. Все изложено очень логично и очень внятно, действительно интересно посмотреть, как оно происходило изнутри.
Как и все остальные, Манштейн тоже пишет, что Гитлер очень сильно вставлял палки в колеса немецкой военной машины, с одной стороны, пытаясь все контролировать на каждом шагу (в том числе отдавая прямые приказы нижестоящим командирам через голову их начальства), а с другой, очень осторожничал и затягивал время с принятием необходимых решений. Сталинград, в частности, Манштейн сваливал на Гитлера, который давал ЦУ держаться до последнего, несмотря на принципиальную невозможность. В общем, по Манштейну, если бы Гитлер предоставил профессиональным военным самим принимать оперативные решения, воевали бы они куда эффективнее. На базе сопоставления с другими источниками я даже склонна ему верить. У нас, опять же, было то же самое, "ни шагу назад" звучало с обоих сторон и для обоих сторон было одинаково неудобно.
Книга не позволяет составить общее мнение о ходе войны, но Манштейн не задавался такой целью. Зато очень хорошо, детально и логично описаны операции, которыми он непосредственно руководил. Пожалуй, второй его креатиф я тоже хочу почитать.

@темы: WWII

22:43 

Вильгельм Кейтель "12 ступенек на эшафот..."

Шпенглер & Инститорис
В кои-то веки задумываюсь, почему воспоминания фашистов я как-то больше читаю, чем наши источники про Вторую Мировую. Пожалуй, две основные причины. Во-1, читать наше - никакого сердца не хватит. Во-2, наши в изрядной степени политизированы, вполне логично подозревать, что в книгах периода СССР неприглядные факты в отношении наших войск и партии скрывались, а зверства немцев, вероятно, преувеличивались. Немецким же командующим, которые и так проиграли и со всех сторон виноваты, вроде как и терять нечего - наоборот, лучшее, что им остается, это изложить голые факты, не давая никаких моральных оценок.
Мемуары Кейтеля вполне вписываются в эту идею. Вильгельм Кейтель с 1938 по 1945 года занимал пост начальника штаба Верхмахта, то есть с точки зрения табели о рангах немецких вооруженных сил был первым после бога (Гитлера в роли рейхсмаршала). Собственно в боевых действиях Кейтель если и участвовал, то задолго до Второй мировой, а потом прочно засел за письменный стол и всю войну там просидел. С другой стороны, все рейховские документы, все приказы Гитлера шли через Кейтеля - во всяком случае те, которые касались ведения войны, обращения с военнопленными ("Приказ о комиссарах"). По большому счету (хоть он в этом ни разу не признается), Кейтелю на протяжении всей кампании постоянно приходилось идти на сделку с собственной совестью. Немецкие генералы бунтовали против дурных приказов Гитлера (не только бесчеловечных по отношению к русским, но и бесчеловечных или глупых по отношению к немецким солдатам и ведению войны в целом), уходили в отставки, принимали яд и тд. Кейтель ни разу внятно не возразил, не говоря уж о том, чтобы пойти на открытое столкновение. По этой причине, думаю, и сохранил свой пост, столько лет находясь рядом с такой пороховой бочкой, как Гитлер.
В целом вину за все Кейтель возлагает персонально на Гитлера. А себя оправдывает тем, что он был "просто солдат" и просто исполнял приказы - ну вроде как нельзя же их было не исполнять, верно? Честно-честно пытаясь при этом избежать перегибов на местах. Даже ссылается на Клаузевица и общую традицию немецких войск - беспрекословной дисциплины. Комментировать не буду. Нюрнбергский суд вот тоже довод не оценил и приговорил Кейтеля к казни через повешение.
В принципе в тексте нет ничего нового - по сути это компиляция мемуаров Кейтеля, написанных в Нюрнбергской тюрьме, его личной переписки и официальных военных документов рейха (различных планов и приказов). Однако есть несколько интересных деталей относительно общеизвестных событий. Например что в ночь аншлюса Австрии у ряда высших офицеров вермахта была настоящая истерика, потому что ничего было неготово и неясно было, чем им выльется этот отчаянный шаг Гитлера.
По поводу войны с СССР в частности и зверств немцев на занятых территориях Кейтель говорит, что раз де СССР не присоединилось к международным конвенциям по ведению войны и обращению с военнопленными, можно с гражданским населением и комбатантами делать что угодно - типа сами виноваты. "Нам пришлось взять на себя малопочетный труд объяснить немецким офицерам, воспитанным на иных, "рыцарских", представлениях о войне, что там, где убийство из-за угла стало нормой, а террор против оккупационных властей и гражданского населения считается знаком особой доблести, решительно невозможно обойтись без жесточайших репрессий". Очень хорошо объясняли, видимо, если на выходе получили то, что получили.
Среди немецких генералов есть люди, которые вызывают как минимум уважение, но Кейтель к ним не относится однозначно. Даже без учета всех отягчающих обстоятельств, он как человек производит скорее отталкивающее впечатление. Чего-то совершенно бесхарактерного, не имеющего своего мнения, но всегда радостно готового согласиться с начальством и побежать исполнять, не задумываясь о сути приказа. И да, сидение в кабинете тут скорее отягчающее обстоятельство - боевые генералы хотя бы рисковали своей жизнью вместе с остальными, а за столом ничего кроме недовольства Гитлера не угрожает. Впрочем, после смерти Гитлера Кейтель тоже не то чтобы сильно расстроился - во всяком случае, судя по мемуарам. И вполне спокойно обсуждал с Деницем условия капитуляции Германии, а потом 8 мая лично подписал акт о капитуляции с СССР. Такое впечатление, что у него не было каких-то определенных личных убеждений или личной преданности - он просто пытался держать нос по ветру. Что в обычной жизни, может, и неплохо, но в контексте глобальных исторический событий выглядит очень жалко.

@темы: WWII

20:34 

Курт фон Типпельскирх "История Второй мировой войны"

Шпенглер & Инститорис
Труд из серии классических по этой тематике. Когда составляют всякие списки того, "что нужно прочитать, чтобы более ли менее разбираться в истории 2 мировой" - Типпельскирх там будет наверняка, а если не будет, то это плохой список. Вообще бытует мнение, что работа Типпельскирха отражает "немецкий взгляд" на историю 2 мировой, точно так же как работа Лиддел Гарта - английский. На русском, кстати, таких общих качественных работ, без советского привирания и приукрашивания, и нету. Работа достаточно монументальная, в стандартном издании около 800 страниц, но при этом - что выгодно отличает ее от советских "историй" - ее можно взять и прочитать разом за пару недель, не умерев от скуки и не захлебнувшись в ненужной воде.

Сам Типпельскирх - немецкий пехотный генерал, как военнокомандующий, правда, никакими особыми заслугами не отмечен. Воевал на Восточном фронте, довоевал почти до самого конца войны, а как только ему весной 45 доверили 21-ую армию, через пять дней радостно сдал ее в американский плен. "Вследствие этого удара по незащищенному тылу группы армий "Висла" последняя оказалась всего лишь на расстоянии 20-30 км. от фронта русских войск, грозивших ей пленом или уничтожением; от этого группу армий могло спасти лишь благоразумие западного противника. В тот же день командующие обеими армиями - 21 и 3 танковой, не дожидаясь начала переговоров о повсеместном прекращении огня, установили личный контакт с американцами и добились того, что их повернутые фронтом против русских войска получили право, сложив оружие в ходе дальнейшего отступления, перейти через линию фронта американцев. Обе армии были спасены от безоговорочной капитуляции на поле боя, которая неизбежно привела бы их в русский плен" (и, замечу от себя, на лесозаготовительные работы в солнечной Якутии). В целом можно сделать вывод, что автор - человек благоразумный и воевал без фанатизма. У того же Гудериана тон совсем другой и *горел* он куда ярче, кстати.

Типпельскирх действительно описывает полностью *историю* Второй мировой в понимании военного, то есть, по сути, ход боевых действий, лишь издердка отвлекаясь на политические, экономические и психологические аспекты, и то ровно постольку, поскольку они связаны с войной. Так что если вы ищете признаний, сколько невинных детей замучали на самом деле злые фашисты - это не сюда совершенно. Но *сюда*, если вы хотите внятно и четко представлять, какими войсками располагали воюющие стороны и как передвигались эти войска по карте - буквально по датам и по дивизиям.

Чем еще очень хороша работа Типпельскирха - в ней описываются боевые действия *на всех* фронтах Второй мировой. Со стыдом признаюсь, что мне как советскому ребенку было странно узнать, что до официального "дня Д" и открытия второго фронта в Нормандии кто-то где-то воевал с немцами кроме СССР. Ан нет, был еще обширный африканский фронт с душкой Роммелем, были многочисленные морские сражения в Атлантике - между немцами и англичанами (потом и американцами), в Тихом океане - с Японией. Была война Италии и Греции. Были военные действия на Балканах. Военные действия в Мьянме и Бирме (Япония против Англии). Было начатое уже в 43 году наступление союзнических войск в Италии. Были страны-перебежчики и еще много всего интересного. Вся эта информация в целом как раз и объясняет, почему Вторая мировая была именно *мировой*, и даже не евразийским конфликтом с некоторым участием США.
При этом автор не уделяет большего или меньшего внимания какому-то одному фронту, а исчерпывающе и последовательно описывает развитие ситуации на разных участках.

Что касается описаний отдельных сражений, детально Типпельскирх описывает только наиболее крупные и значимые операции. Просто великолепно написана глава про Сталинград, очень подробно и логично. Вообще имхо достоинство Типпельскирха - в умеренном сочетании деталей и "общей картины", его перечисления дивизий и топонимов не просто ради перечисления, оно очень помогает логически осмыслить, почему в конкретном случае все произошло именно так. Наименее значимые сражения и события описываются скупо, наиболее значимые - детально. По поводу 6 июня, например, можно узнать не только общую картину, но и такие забавные детали, как то, что "о предстоящих налетах союзники предварительно сообщали по рано чтобы французское население могло укрыться в безопасные места" или что "дезинформации противника содействовало также изготовление большого числа чучел парашютистов, которые были сброшены в ночь накануне вторжения над неатакуемыми районами" :laugh:

Еще очень интересный аспект - все, что касается высшего немецкого командования, его поведения и перемещений во время войны. Тут, если верить Типпельскирху (а повода ему не верить нет, тем более, что все данные достоверны), во главу угла ставился принцип "О, переправа, пора менять лошадей!" То есть стоило ухудшиться обстановке на каком-то фронте - соответствующего командира тут же смещали и заменяли новым, будто новый спасет от Т-34. Причем это применимо не только к офицерам, скажем так, средней руки, но и самому высшему командованию (Гудериан - показательный случай. Блестящий танковый генерал 41 года, автор "Киевского котла", отстранен в том же году от командования и отправлен в резерв. После покушения на Гитлера в 44 вынут из запасника и назначен сразу начальником штаба сухопутных войск и ответственным за весь Восточный фронт. Весной 45 года, в напрасных попытках нормально организовать оборону Германии, опять попал Гитлеру под горячую руку и снят с должности). Куда ни посмотришь, более ли менее нормальных и опытных боевых генералов ближе к концу войны заменяли личными ставленниками Гитлера из СС, которые умели предположительно только сжигать еврейских детишек в доменных печах, но не водить войска.
Кстати, забавный момент. Про конец войны, 45 год, Типпельскирх постоянно пишет, что офицер такой-то героически договорился с американцами и сдался вместе со своей армией им в плен, лишь бы не попасть в плен к русским. Видимо, страх перед русским пленом был огромный и правда - осмелюсь предположить, что русские не мудрствуя лукаво делали с пленными немецкими солдатами как раз то, что свободные немецкие солдаты несколькими годами ранее делали с нашим и не только гражданским населением :alles:

Еще забавный момент - если слушать Типпельскирха, то генералы у них все (кроме ССовских), умницы, солдаты герои, население самоотверженное. А всеми ошибками и просчетами и в итоге проигранной войной они виноваты персонально Гитлеру, который, будучи в военном деле ни уха ни рыла, отдавал безумные приказы. А они, бедняжки, не осмелись ослушаться. Что вы, они же дали присягу! Нет, я не утверждаю, что "ни шагу назад" - это самая умная тактическая позиция, но как-то у Типпельскирха все слишком. Впрочем, валить все на Гитлера, Йодля, Кейтеля и тд. среди оправданных Нюрнбергом немецких офицеров - почти бонтон.
Про остальные нации в войне Типпельскирх высказывается очень мало и осторожно. В целом встречаются только редкие замечания из серии "не дай бог попасть в русский плен" и что японцы воюют с немыслимой для западного человека ожесточенностью. Довольно много говорится о союзниках Германии, прежде всего Италии, Финляндии, Румынии и Болгарии, но это опять же замечания более военного, чем политического характера. Следует ли говорит, что "организованное" и "сдержанное" поведение немецких войск на любых оккупированных территориях - это чушь. Но с другой стороны, что еще делать немецкому автору, который желает с одной стороны написать подробную и достоверную историю, а с другой - не извалять в грязи собственные бывшие войска. Кстати, это черта как Типпельскирха, так и Гудериана - упирать на высокие качества профессиональной немецкой армии, но их сложно за это осуждать, всяк кулик, понятно дело... Напротив, если бы они говорили что-то иное - вот тут они бы в меньшей степени заслуживали уважение. А так позиция Типпельскирха, сколь бы мало она ни была выражена, не кажется внутренне противоречивой и не вызывает лично у меня чувства фальши.

В целом - очень рекомендую эту работу всем, кто интересуется историей Второй мировой и хочет увидеть более ли менее четкое и внятное изложение *чисто событийной* части. Детально и качественно. Пожалуй, единственный минус - карт могло бы быть побольше:)

ps завела под Вторую мировую специальный тэг, все равно я про нее периодически читаю и пишу.

@темы: WWII

11:59 

Дневник Анны Франк

Шпенглер & Инститорис
Текст вряд ли нуждается в каком-то представлении. Реальный дневник еврейской девочки-подростка, которая жила во вторую мировую войну в Голландии и погибла в фашистском концлагере незадолго до конца войны.
Я очень долго не хотела это читать, потому что боялась наткнуться на очередную ужасную слезовыжималку, каких у нас много писали про Великую Отечественную войну, в духе "все умерли. осталась одна Анна" (я не говорю, что это плохо. просто этого на мою долю как-то уже хватило, у меня столько сердца нет). Но - ничего подобного! Текст совершенно чудесный, очень-очень живой, и очень явно ощущается, что за ним скрывается живой человек, а не циничный автор, который хочет надавить читателю на больное.
Подробностей военных действий и прочих фашистских ужасов даже не так много. И, собственно, ничего нового не узнаешь из них.
"Дневник" берет другим: он лишний раз доказывает, что всюду жизнь, что в любой обстановке есть место и сложным отношениям с семьей, и первой любви, и прочим милым подрастковым глупостям. Знаете, я сама веду дневники уже очень давно, и временами (не без ужаса) их перечитываю. У меня было стойкое ощущение дежа вю. Вот мои 13 лет, чересчур книжные формулировки, обращения к воображаемому другу, восклицательные и воспросительные предложения. Анна Франк была очень книжная девочка, и я была такой же)) Вот мои ссоры с родителями на пустом месте, это бесконечное "они чересчур ко мне придираются" (может, и правда придираются, подростку еще не понять, что люди могут быть уставшими, в плохом настроении и что не нужно к ним лезть и нужно прощать). Влюбленности, в которые тебе самой очень хочется поверить.
Так забавно. Несмотря на периодически проскальзывающие сведенья о бомбежках, лагерях и тд. все остальное - ну совершенно как у всех. Каждый подросток думает, что его страдания и переживания уникальны; стоит почитать "Дневник", чтобы понять, что вот оно, такое же)) И ни время, ни обстановка это не в состоянии изменить.
Не страшно, но дикая ностальгия по юности)) И очень жалко ее именно потому, что это не какая-то абстрактная жертва войны, а совершенно живой и понятный человек, "такой же, как я".

@темы: WWII

13:58 

Курт Рисс "Кровавый романтик нацизма: Доктор Геббельс"

Шпенглер & Инститорис
Прочтение этой книжки - результат очень глупой и обидной ошибки. Нет, я хотела ее прочитать и специально заказывала с Озона. Но именно в тот момент хотелось чего-нибудь легкого и позитивного (специально взяла у подруги ван Зайчика). И в 7 утра, собираясь на работу не приходя в сознание, протянула руку и хапнула с полки не ту книгу - обложки похожи. Обнаружила, только открыв ее в метро.

Самый позитивный факт в биографии Геббельса - то, что Геббельс умер. Но посколько это, натурально, биография, до этой радостной вести придется читать 500 страниц про то, как он жил. Это неприятно и немного страшно, господа.
Геббельс был, безусловно, очень умен и очень талантлив. Очень трудолюбив и, по сути, бессеребренник (во всяком случае, в отличие от большинства своих коллег, занимавших столь же высокие позиции в нацистской верхушке). Можно даже сказать, что на общем фоне он производил бы благоприятное впечатление, но...
У этого человека не было совершенно ничего святого. В смысле, вообще. Автор не говорит об этом прямым текстом, но из банального описания событий можно сделать только такой вывод. Он всю жизнь играл, как в театре, стремился казаться, а не быть, *произвести впечатление*. Ни к чему не относится всерьез. Именно поэтому слова, произносимые им со сцены, давали такой ошеломляющий эффект - это были прекрасно отрепетированные театральные монологи. Именно поэтому он больше придумывал факты, чем создавал их.
Забавный, но реальный факт: постоянно фабриующиеся новости, в частности, известные радиопередачи Геббельса про партизанские отряды детей, вервольф. Они не столько были призваны исказить реальность, а создать ее.

Именно этим мир Геббельса и отличается от мира всех остальных пиарщиков и пропагандистов. Ему с его министерством, название котрого противоречит самому себе (в смысле, "просвещения и пропаганды"), удалось создать их слов совершенно адекватную нацисткую реальность - под нужды правящих кругов. Воздействуя на население всеми возможными средствами, они вплотную подошли к идее Матрицы - не хватило только технических навыков :alles:
В процессе чтения я поражалась, насколько пропаганда Геббельса и в методах, и в результатах напоминала советскую пропаганду того же и позднего периода. Притом, что о каких-либо заимствованиях вряд ли может идти речь. Но методы тотального оболванивания, контроля за всем источниками информации, разжигания подозрений, создания "врага" и "героя" - все это прошли, увы, и мы.

Судя по авторскому тексту, законный приход нацистов к власти - в достаточно большой степени заслуга именно Геббельса. Потому что работать на партию он начал чуть ли не в 1920, и раз за разом наци получали больше и больше голосов на выборах. Именно Геббельс проводил компанию за компанией, лихо управляя общественным мнением и "ожиданиями потребителя". И провел в итоге совершенно колоссальную работу - сделал из завалящей партии отморозков первых лиц в стране, которым Президент добровольно передал полномочия. Да, использовал грубую силу, но буквально по мелочам. А в основном - жег глаголом, и именно поэтому так страшен. Произносил речи, приводящие толпы в такой же экстаз, как от Гитлера - но ему доверяли даже больше, потому что помимо напускных эмоций у него были рациональные аргументы.

Пожалуй, ни с кем из нацистской верхушки Гитлеру не повезло так, как с Геббельсом. Потому что он действительно оказался невероятно полезен и был рядом до самого конца. Конец, кстати, жуткий, и еще раз доказывающий, что у него нет ничего святого. Геббельс оставался с Гитлером до последнего, когда русские уже вошли в Берлин. В том же бункере, где тесной компанией - Гитлер, Геббельс, Борман и иже с ними - они решили дружно покончить жизнь самоубийством. В то самое время, когда большинство тех, кто были с Гитлером раньше, уже разбежались кто куда.
А потом Гитлер с Евой Браун действительно покончили с собой. Их трупы сожгли. И оказалось, что никто из оставшихся, в общем-то не собирается выполять свое решение свести счеты с жизнью, а наоборот, народ спешно собирает манатки и валит кто куда. Все до последнего были уверены, что Геббельс уедет тоже, Красная Армия уже дралась на улицах Берлина, было 2 мая. Но все же можно, можно было попробовать в суматохе прорваться, приходил глава немецкого Красного креста, предлагал забрать с собой детей, его бы пропустили.
Но Геббельс уже принял решение уйти со сцены *красиво*. Наиболее эффектно, дабы произвести впечатление на грядущие поколения тоже. Жизнь в бегах, безвестности и, возможно, тюрьма, как-то не тешили его самолюбие. Его шестеро детей, старшей дочке из которых было 12 лет, получили яд, а они с женой Магдой покончили жизнь самоубийством.
В принципе, все можно простить и понять - годы лжи народу, удары ниже пояса и плевки в адрес противников, откровенно грязные методы. Но, имхо, человек, способный ради "исторического эффекта" умертвить своих маленьких детей, - это страшно просто потому, что любые нарушения психики страшны до жути. Потому что речь идет о сбившихся биологических инстинктах, которые должны быть у каждого человека. Поэтому, а также потому, что его воздействие и принесенный им вред (в отличие от военных) нельзя описать и измерить - в данном случае неприменимы никакие общечеловеческие нормы.
Как бы, интересно, стали судить Геббельса на Нюрнбергском процессе? Неужто только за клевету? Притом, что это его рука двигала всю страшую махину нацистской истерии, разжигала ненависть к евреям, русским, полякам, англичанам, немцам, наконец. В итоге получается, что выбранный им выход был наиболее верным.

@темы: WWII

17:01 

Гейнц Гудериан "Воспоминания немецкого генерала"

Шпенглер & Инститорис
Для справки: Гудериан - знаменитый немецкий генерал 1 и, в особенности, 2 мировой, создатель немецких танковых войск, под конец карьеры - глава немецкого Генштаба. Киевский котел и наступление под Москвой - его заслуги (Бабий Яр, как не забывают добавить "доброжелатели" - тоже; я не высчитывала даты и географию, сказать мне нечего...) И при этом - *свидетель* на Нюрнбергском процессе.

При всей моей нелюбви к мемуарной литературе и привязанности к художественным изыскам, которых в книге просто нет, - было не оторваться. Собственно, основное содержание книги - это подробно, по датам и дивизиям расписанная история 2 мировой - начиная с аншлюса Австрии и до отставки Гудериана в марте 45. Огромное количество фактажа: такого-то числа наступали такие-то войска в таких-то районах. Военным историкам и реконструкторам, думаю, должно быть особенно интересно. Я, на беду свою, довольно плохо знаю географию, поэтому проследить в основном не могла.
При этом Гудериан честно описывает только те кампании, в которых он принимал личное участие. И, что удивительно, я обнаружила, что знаменитый на всю вторую мировую генерал, широко известный в русских войсках тоже, именно воевал-то всего ничего. Он начал наступление в июне 41, во главе 2 танковой группы (потом - армии), а в декабре уже переведен в резерв и больше в боевых операциях фактически не участвовал. Правда, эти полгода наступление было блестящим, и, видимо, поэтому Гудериан так запал в память.
Отставка генерала-триумфатора в самом конце наступления, когда один последний рывок - и вот она, Москва, - кажется теперь невероятно странным. Но, судя по тексту, в немецкой армии все так и происходило - ополоумевший Гитлер, которому с каждым годом становилось все хуже, снимал совершенно невиновных военных одного за другим. Те, кого вежливо или не очень не попросили в свое время в отставку, периодически кончали жизнь самоубийством - как обычно объясняет Гудериан, не выдержав несоответствия между реальной обстановкой, собственным чувством чести и здравого смысла и невыполнимыми требованиями командования.
Из опалы Гудериан возвращается только в марте 43, после разгрома под Сталинградом - сразу генерал-инспектором бронетанковых войск, с довольно широкими полномочиями. В 44 он уже глава Генштаба. А в марте 45 (!) Гитлер отправляет его добровольно-принудительно поправлять здоровье. В марте 45, когда русские войска уже на территории Германии, а Гудериан остался чуть ли не единственным выжившим из верхновного командования, кто вообще может что-то сделать.
Гудериан пишет, что постоянно пытался оспаривать дебильные приказы своего начальства, более того, спорить с самим Гитлером. То, что он часто не выполнял прямые приказы, а действовал так, как было нужно и правильно, в любом случае - исторический факт, не зря прозвали "капризным Гейнцем". Говорит, что спорил с Гитлером до последнего, и уже в 44 пытался подвести кого-нибудь из верхмата к идее заключения сепаратного мира с союзниками. А в марте 45 он выдыхает и опускает руки, чуть ли не со словами "я сделал все, что смог". Пожалуй, действительно все.

Книга очень-очень отстраненная. В ней крайне мало каких-то личных эмоций и субьективных оценок, как людей, так и ситуаций. В ней совершенно нет негатива - ни в чью сторону. Пожалуй, единственное, что Гудериан прямо и искренне ненавидит - это азиатская зараза, коммунизм. И борется он именно с ней, и от нее пытается в том числе спасти Европу. Мне как-то сложно его за это осуждать; коммунизм и нацизм лично мне противны практически одинаково.
Удивительно вежливый и тактичный текст. Воспоминания писались уже после процесса, когда Гудериана полностью оправдали. Казалось бы, можно было бы попытаться снять с себя хоть часть вины (перед судом истории уже) путем перекладывания ее на покойных товарищей - но ничуть. Ни одной отрицательной оценки, ни одного прямого обвинения. Практически обо всех военных - в том числе и высших чинах, кабинетных крысах, которые изо всех сил мешали ему работать - с уважением и пониманием. Храбрые солдаты, патриоты, талантливые офицеры - наиболее частые определения. О верхмате значительно хуже, но очень точно (в конце книги есть короткие, но очень яркие зарисовки основной верхушки). Даже о Гитлере - с оттенком сожаления, потому что "это был просто больной человек".

Гудериан как полководец вызывает безоговорочное восхищение. Не потому, что он давно стал классиком и его методику изучаю в военных школах - я ничего не понимаю в этом, увы. Но это видно в мелочах, в описании того, чем именно он занимается. Генерал армии, который постоянно объезжает расположение всех своих частей - "чтобы составить личное впечатление". Который периодически идет рядом с солдатами, который все время на передовой, и раз за разом упоминается, что он то сам водит танк, то сам из него стреляет. Белый командирский танк, ага - а не уютная ставка далеко за линией фронта. И потрясающая работоспособность, и трудолюбие, и забота о своих солдатах, между прочим. Все вместе создает впечатление потрясающего профессионализма. Который, конечно, нашей несчастной родине принес много зла, но абстрактно вызывает именно восхищение.
Гудериан как человек вызывает уважение и даже симпатию. Уважение своим поведением и во время, и после войны. Разумеется, в той степени, в которой можно верить его мемуарам и другим известным мне источникам - он везде вел себя достаточно достойно. Да, чуть ли не первый полководец в немецкой армии по числу пленных - но Киевский котел - это не только гениальность Гудериана, но и дурость русских.
После войны, кстати, уже во время процесса, Гудериан был чуть ли не единственным из военной верхушки, кто не стал яростно открещиваться от старых взглядов и действий и ссылаться на то, что "был под заклятием Империо" или просто выполнял приказы. А все так же утверждал, что коммунистическую заразу надо истребить, пока не поздно. И на мой взгляд, это куда честнее и порядочнее, чем "признание ошибок" - лишь бы скостили срок. Никого не пытается поливать грязью и говорит, что с гордостью носил свою форму все эти годы - несмотря на. Сделки с собственной совестью и знал-не знал - вопрос, конечно, очень тонкий. Но подобная стойкость побежденного генерала, которого к поражению привели, в общем, не его личные ошибки, достойна уважения.

@темы: WWII

13:43 

Георгий Владимов "Генерал и его армия"

Шпенглер & Инститорис
Книга однозначно must read. Причем именно потому, что этот роман никогда не войдет ни в один рекомендательные список глянцевого журнала, потому что в нем нет ничего про наши реалии, бандитов, наркотики и интернет, потому что он написан в классической форме и совершенно прекрасным языком.
Между прочим, это русский Букер 90-какого-то года и русский же Букер десятилетия. Неудивительно, что о нем никто не знает и не слышал.
Книга о второй мировой войне. Конкретно - описывающая судьбу одного из генералов КА - Кобрисова. Ну и по пути - военные и тыловые реалии.
Кажется, это тот случай, когда надо начать с рецензий и вообще общественного мнения по ее поводу. Потому что скандалы были совершенно невообразимые, и бедного автора закидывали такой грязью, что поначалу, не прочитав, я думала, что она окажется как минимум профашистской. Но вышло совсем не так, конечно.

Начну с меньшего: за что не преминул каждый критик упрекнуть Владимова - так это за образ Гудериана. Он мелькает в книге буквально одну главу, и, кажется, первоначально было больше, но потом автор вырезал все это, подчиняясь единой структуре. Кто не знает, Гудериан - это знаменитый немецкий генерал, командующий сначала второй танковой армией, а затем и фронтом, кажется. И вся вина автора состоит в том, что немецкий генерал изображен не полоумным садистом, которому бы только уничтожать нашу бедную родину и измываться над ее жителями. Немецкий генерал смеет болеть, смеет писать нежные письма жене, смеет искренне беспокоиться за своих замерзающих солдатах!
Мне кажется, именно в этом состоит глобальная ошибка всех суждений о войне - что не делили военных и безопасников. На самом деле, как я смутно подозреваю, и регулярные части немецкой армии не творили всех тех ужасов. Во-1, им было это не нужно: захватили населенный пункт и пошли дальше; во-2, у людей, которые продвигают линию фронта, как правило, есть определенные понятия о чести. А вот за ними уже шли те самые карательные отряды, которые натворили всего на целый Нюрнбергский процесс.

Но самое главное - что с советской стороны то же самое. И больше всего Владимова казнят за то, что он посмел про это заикнуться. Посмел вспомнить о том, что не с легким сердцем шли бойцы умирать за родину, а зачастую потому, что позади них стоял отряд Смершевцев (вспомнить тот же приказ "Ни шагу назад". А если вся военная наука требовала отойти, чтобы бессмысленно не тратить жизни, чтобы занять более выгодную позицию? Расстрел - и потом доказывай, что ты не предатель родины). Сколько бессмысленных жертв было принесено не перед фашистами, а перед своими как раз. В романе их - огромное количество: тут тебе и власовцы, и насильно раскулачиваемые крестьяне, и пленники, которым удалось сбежать обратно к своим (далеко не ушли, впрочем, - до первой стенки).
И от этой тупой, страшной и непонятной, страшной именно потому, что непонятной машины "госбезопасности", не укрыться было на самом верху. Тот, кого не могли поставить к стенке непосредственно, подвергался косвенным атакам: запугивали приближенных, заставляли доносить, не давали воевать. Не избег этого и наш генерал.
Ни до, ни после, ни во время войны. Потому что еще весной 41 был арестован, и посидел в тюрьме, и чуть ли не был приговорен к Соловкам не пойми за что, в том числе и потому, что называл потенциальным врагом именно дружественную Германию, а не враждебную Японию. ("Спросят, кто написал "Мертвые души" - молчи. Гоголя не выдавай" - из тюремных разговоров). И через несколько дней после начала войны выпущен и возвращен на фронт.
Не избег и потом, уже в конце войны, когда возвращался почти триумфатором к своим войскам. Надо было "подвинуть" его, кому и зачем надо - непонятно. Но подвинули так, как даже немцы бы не поступили, потому что высшее командование противника все же уважали.

Очень знаковый эпизод практически в конце романа - разговор двух военных от артиллерии, звания я запамятовала. Разговор о том, что война хороша, потому что очищает мир от человеческой сволочи. Потому что в непосредственной близи от линии фронта сволочи нету, она сбежала в тыл. Зато всем, кто там есть своим, можно доверять.
Можно было бы согласиться со сказанным. Только вот не успевают они закончить разговор и допить водку, как приходит приказ. И самая страшная, самая тоскливая мораль романа оказывается, что нет, никуда человеческая сволочь не делась, и на линии фронта она, и за линией, а если даже в глубоком тылу - все равно даже оттуда может сломать тебе жизнь, и понять ничего так и не сможешь.

Сюжет романа нелинейный: он то забегает вперед, то возвращается назад, листает случайно личное дело генерала. Зато читается - не отрваться. Кстати, совершенно изумительный русский язык.

Я очень рекомендую эту книжку. Возможно, она проигрывает по увлекательности, и "неактуальна" (хотя, блин, по-моему, есть совершенно непреходящие темы). Но главное - ничего подобного сейчас не пишут, да и не факт, что писали раньше. Литературы такого качества и на эту тему.

ps beware, дорогие пчи, потому что сегодня, если успею, я заберу с Озона свои мемуары Гудериана

@темы: WWII, владимов

current book

главная