22:54 

Марина и Сергей Дяченко "Мигрант, или Brevi finietur"

Шпенглер & Инститорис
Внезапно - несмотря на некоторые явные недостатки романа - получила от него совершенно неприличное удовольствие. Читала не отрываясь, жаль, что все так быстро закончилось. Притом, что и сюжет нельзя назвать сколь-либо оригинальным, и главный герой совершенно сливается с обоями. Даже не могу ткнуть пальцем, что именно в тексте меня настолько привлекает - в отличие от той же "Вита Ностра", в которой все было очевидно и объяснимо.
Впрочем, нет, могу. Фигура Аиры, инструктора и консула. Нет, я отдаю себе отчет, что это классический персонаж девичьих грез - но с другой стороны, а кто я такая, собственно? :) Вот этот персонаж кажется мне удивительно хорошо прописанным, причем это сложный и, скажем так, маловероятный характер. Как разведчик Исаев - допускаю, что такие люди существуют, но их очень мало. При этом Дяченкам удалось написать его так, чтобы по мере чтения к персонажу читатель испытывал ровно те же чувства, что и главный героя. Поначалу на острове он откровенно бесил, потом начал интересовать, потом этот интерес перешел в глубокую симпатию и уважение. Во всяком случае, мое отношение менялось именно в таком порядке. И вообще мне кажется, что в отношениях с любым совершенно человеком именно такой порядок перемены персонального отношения к нему - самый лучший и наиболее продуктивный (судя по моему личному опыту).
Что до сюжета, то собственно роман разделяется на две части - попадание нашего героя в параллельный мир и его Проба на полновесное гражданство в этом мире, и стандартно-эпическо-спасательную часть. Проба описана великолепно. Притом, что ничего сверхъестественного в ней, в общем, не происходит, и вообще ничего выходящего за рамки нормы. Зато в ней есть и детали, и характеры, и изменение отношений, и реальное, достоверно описанное *преодоление*.
Вторая половина романа значительно слабее. Начнем с того, что Проба по своему соотношению с остальным сюжетом все-таки выглядит как неестественно затянутая экспозиция. И при этом - самое яркое место романа. Дальше герои галопом по Европам спасают мир/вселенную, проявляя всяческие суперменские качества - такое чувство, что эту часть Дяченки дали написать Лукьяненко. В ней четко выступавшие характеры персонажей слегка расплываются, а с самим сюжетом и его обоснуем происходит такая чехарда, что нет ни малейшего желания размышлять на поставленные авторами очень глобальные вопросы "о роли личности в истории" :alles: (простигосподи). Мой вердикт: чтобы вторая половина романа не смотрелось как быстрый пересказ чернового замысла, она должна быть раза в три короче и гораздо более обоснованной с точки зрения прописанности мира и банальной логики. А так по сравнению с шикарным началом выглядит довольно сыро - если подходить совсем объективно и придирчиво.
Отдельно хочу сказать про главного героя. Знаете, у меня такое чувство, что это какой-то классический типаж фантастического героя, кочующий от одного автора к другому и у всех выглядящий одинаково уныло. Это мужчина в районе 30-35 лет, без семьи и каких-либо текущих обязательств, с вялотекущей карьерой, которую бросить ничуть не жаль. Не отягощенный совершенно никакими персональными достижениями, интересами, особенностями. Единственное, что делает героя похожим на человека - сопливые воспоминания о какой-нибудь бывшей любви или (как в случае с Дяченко) о брошенном им же самим ребенке. В общем, персонаж, который сливается с обоями и не выделяется абсолютно ничем. В фантастическом мире, разумеется, оказывается, что он на самом деле крут, как вареное яйцо. Что печально, потому что это слишком очевидные детские комплексы со стороны авторов. Герой "Мигранта", увы, именно этот типаж - поскольку авторы умнее и тоньше среднестатистический фантастов, герой тоже вышел чуть умнее и тоньше, и поэтому не бесит. Но и не вызывает ни малейшей симпатии и интереса сам по себе. Зато с позиции такого героя удобно раскрывать остальные характеры - в их личном проявлении, вне взаимодействия с героем практически. Так что по сути точка зрения героя местами могла бы заменить авторскую речь - ничего бы особо не изменилось. Не скажу, что этот момент портит книгу, нет. Но если бы Дяченкам удалось вывести главного героя хоть сколько-нибудь примечательным, это было бы гораздо интереснее.

upd. Подумалось еще, что во всех книгах цикла "Метаморфозы" Дяченки используют одну и ту же конструкцию отношений персонажей. Есть Главный Герой, и есть "Вергилий" - некое могущественное существо, принадлежащее к фантастической части мира, которое и является проводником ГГ в этом мире. Саша и Фарид, Арсен и Максим, Андрей и Аира. И только в "Вита Ностра" герой кажется интереснее, чем "проводник". А вот в остальных двух романах цикла герои просто теряются на фоне куда более интересных проводников, и особенно в "Мигранте", учитывая, что Аира - положительный персонаж.

@темы: дяченко

URL
Комментарии
2011-03-05 в 22:57 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Ух, а я и не знала, что есть такие новые Дяченки! Последнее, что я у них читала, был сборник малой прозы, если не ошибаюсь. Спасибо за наводку, уже хочу найти, заинтересовалась)

2011-03-05 в 23:01 

Careful soul and troubled heart (c)
Squirry
это продолжение Вита Ностра и Цифрового) но сюжетно никак не связано)

2011-03-05 в 23:04 

Galadriel
Ух! Ты так вкусно пишешь)))
Вита ностру я читала на одном дыхании, а вот Цифровой у меня как-то подзастрял на середине =((( Надо бы его уже прикончить...

2011-03-05 в 23:05 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Galadriel Тогда еще интереснее. А, вспомнила, "Цифрового" я тоже читала. Тем лучше. :)

2011-03-05 в 23:08 

Careful soul and troubled heart (c)
Хекса
спасибо))
Мне Цифровой тоже не понра - все слишком наивно и утрированно. Но Мигрант на мой вкус гораздо интереснее))

Squirry
потом расскажешь, как тебе))

2011-03-05 в 23:17 

...
Спасибо, отличный отзыв, наверное, он меня наконец сподвигнет добраться до книжного рынка и оставить там все деньги. )))

2011-03-05 в 23:23 

Careful soul and troubled heart (c)
Луче Чучхе
:laugh:
если что, я не виновата)) Я рекомендую только одного Мигранта) И, собственно, могу его прислать в электронке)

2011-03-05 в 23:27 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Galadriel Ой, пришли, пожалуйста, а? belka-room sobaka яндекс.ру А то я завтра с утра уезжаю на несколько дней, как раз сижу думаю, что себе в читалку залить.

2011-03-05 в 23:32 

...
Galadriel Спасибо, я стараюсь по возможности не читать с монитора, идея никогда не вставать из-за компьютера - слишком соблазнительна. )))
А Олдей новых вы не собираетесь читать?

2011-03-06 в 01:03 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Galadriel Я уже нашла и скачала, отбой-отбой, сорри)

2011-03-06 в 11:45 

Careful soul and troubled heart (c)
Луче Чучхе
купите себе читалку и не мучайтесь :)
У меня еще старых Олдей вагон непрочитанных, так что пока нет)

Squirry
:)

2011-03-06 в 11:47 

nokke
совершенно с вами согласна
только вот особого удовольствия я не получила, скорее разочаровалась, потому что ожидала как-то большего
но Проба прописано круто, остальное сыро и галопом по европам. и про Лукьяненко - точно-точно! мне всю дорогу напоминало

2011-03-06 в 11:59 

Careful soul and troubled heart (c)
nokke
я остальное дочитала на волне впечатлений от Пробы, видимо)) Ну и плюс фигура Аиры)

2011-03-10 в 21:34 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Galadriel Я прочитала, соглашусь с предыдущими ораторами. Проба написана интересно, остальное уже еле-еле дочитала. Аира, если честно, меня тоже не впечатлил. Как инструктор он был хорош и уместен (и даже сразу понравился), а как консул - увы, не люблю, когда из нормального персонажа вдруг вылезает целый пучок суперменских качеств. И да, действительно осталось впечатление, что вторую часть писал Лукьяненко. Обычно Дяченки меня выворачивают наизнанку какими-нибудь этическими терзаниями, а тут я никак не могла вникнуть в суть этических проблем, которые главгероя мучают. То есть мне, конечно, не нужно объяснять, что такое любовь к Родине и ответственность за близких людей, но вот в конкретно этом тексте я никак не могла проникнуться глубиной проблемы, если честно. Мне под конец уже было все равно, куда он денется и каким способом, лишь бы куда-нибудь уже делся - то ли на Землю, то ли на (уже забыла название))) Нужно им было оставить первую часть самостоятельным произведением. Там для меня поначалу самой интересной была фигура зелененького мальчика, я все думала - эмпат он или телепат? И к чему там столько про болевой порог накручено? А его как-то обидно "слили", все его способности полукровки не выстрелили, к моему глубокому сожалению.
Но, в целом, читается приятно, особенно все, что касается Пробы. Не скажу, чтобы получила совсем уж большое удовольствие от прочтения, но время провела неплохо. :) Так что спасибо за наводку. :)

2011-03-10 в 21:39 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Видимо, действительно, все дело в Аире - просто он оказался героем не моего романа и объектом не моих девичьих грез))) У меня отношение менялось в совершенно другом порядке: сначала понравился, хотя и показался (при всей крутости) достаточно ... заурядным, что ли, но надежным. В жизни такие люди приятнее, чем в книгах. А после прорезывания суперменских качеств и консульской должности как-то он меня сильно разочаровал, и дальше разочарование только росло.

2011-03-10 в 22:30 

Careful soul and troubled heart (c)
Squirry
суперменские качества как Айры, так и главгера - главный недостаток всего романа, по-моему)) Тут даже спорить не буду.
Про этические терзания +1. Я в данном случае не понимаю, по чему так страдает герой. Конкретно, в смысле. Вернуть его на эту родину, в пустую грязную квартиру - так ясно, что с радостью поменял бы ее на новый сказочный мир. И все бы поменяли. С ребенком та же ботва - у него ведь его не украли, он сам прекрасно смирился с расставанием и в ус не дул себе, а тут надо же! Выглядит недостоверно как минимум.

А вот мальчики с Пробы меня вообще многие заинтересовали, жаль, что про них мало рассказали дальше)

2011-03-11 в 00:09 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Galadriel Придется писать фики про мальчиков)
Новый фандом - "Проба". :-D

2011-03-11 в 09:54 

Careful soul and troubled heart (c)
Squirry
ыы, отличный фандом для слеша формата everyone is gay :laugh: и только бедный зеленый мальчик все время в сторонке, потому что он один из всех натурал ))

2011-03-11 в 23:31 

Squirry
У него уже сто лет не водилось носового платка. У него был меч. (с) ​
Galadriel Ненене, у него нет шансов на натурализм, он же эмпат. :) Быстро проникнется общим настроем. :)

2011-03-11 в 23:45 

Careful soul and troubled heart (c)
Squirry
черт, точно))

2017-06-03 в 19:35 

После восторгов по поводу «Vita Nostra» и полнейшего неприятия якобы продолжения «Цифрового» («... и постановили считать небывшим») второе цунами восторгов по поводу «Мигранта». Вот истинное продолжение и раскрытие идеи первой вещи!
Собственно, тематика «Мигранта» — идеи, пережитые Сашей Самохиной. Теория и тут же ее проверка на практике, то есть, собственно, учёба.
На первом курсе Саша читала Платона — предки обитателей центрального мира, созданного её гением, рисуют в пещерах свои тени, и Тень как важная функция канализации нехороших переживаний присутствует на Раа во весь рост.
Саша страдала от экзаменов и боялась их больше всего на свете — жители Раа доказывают свою зрелость, проходя Пробу.
Саша явно читала Шекли «Обмен разумов», «Рыцари Сорока островов» Лукьяненко, «Лолиту» Набокова, цикл Ойкумены Урсулы Ле Гуин, «Карлсона, который живёт на крыше» Линдгрен и пр., и пр. — и всё это живёт в мире Раа.
Саша — наша соотечественница, и образ «доброго царя» сияет на фоне солнца Раа буквально в ореоле царя-Освободителя и царя-Спасителя.
И все эти идеи борются и переплетаются. На всех уровнях, во всех пространствах этого дивного текста. Хайнлайновский гражданин борется со злыми боярами, тёща из анекдотов — с зятьком, загубившим дочку, спецслужбист Сикорски — с традицией открытости информации из БВИ, бог из машины — с Богом-Словом, начало жизни крапивинских романов — с концом вечности Азимова, «Повесть о первой любви» Фраермана — с набоковской «соседкой и рампеткой»... Гигантомахия! Махабхарата как она есть!)))

И жители давно догадываются, что с их миром что-то не то (какой чудесный, прямо-таки кафкианский штрих, когда правитель планеты Махайрод, говоря правду, только правду и ничего, кроме правды, сообщает: «Мой полный послужной список изъят из общего доступа»), да только им невдомёк, что все потрясения с Раа происходят потому, что у Саши Самохиной был учебник по истории 7-го класса, и там было написано «Государство — это я».
«Ты так и называешься: любовь». Главный герой романа Андрей Строганов, тоже наш соотечественник и современник, забывший русский, но помнящий английский, мог бы сказать счастливо обретённому другу («Свершилось чудо! Друг спас жизнь друга! Добро пожаловать, дорогой друг Карлсон! Ну, и ты заходи»): «Слушай, Аира, твоё уменьшительно-ласкательное имя на моём рабочем языке значит, с некоторыми поправками анекдотического характера про новых русских («ту ти ту ту») буквально «Я [и есть] Раа». И оттого твою планету так колбасит потому, что колбасит тебя».

Роман делится на две части, и обе они великолепны. В первой описывается занавес, а во второй — задник сцены этого театра Карабаса Барабаса, превратившегося «токмо волею пославшей меня жены» в сияющий город на холме театр одного актёра, возле которого уважаемая Шана играет на шарманке и зазывает публику на представление «Как изверг соблазнил и погубил мою дочь, а ещё консул! Но я вас уверяю, всё кончится хорошо, и мой внук со временем займёт его место». Как Костя, неудавшаяся любовь Саши, в пределе займёт место своего отца Фарита, ибо, как говорили в мультике «Приключения капитана Врунгеля» «таковы условия гонок». Да и всегда живой Виктор Цой пел «А когда ты умрёшь, он примет твой пост», и Саша это слышала, и даже, может быть, подпевала.

И только один Андрей по прозвищу Крокодил Гена остался целиком из ветхого театра Карабаса Барабаса, не из преображённого. Он допытывается у своих бывших земляков, переселенцев с Земли, не случилась ли катастрофа. Он не верит сиянию города на холме. Он понимает, что любая инфузория ведёт более осмысленную жизнь, чем он, если инфузория живая, а он — тень в пещере, волынщик у врат чьего-то рассвета, плавно переходящего в закат солнца вручную.

Тема «Аира — персонаж девичьих грёз» — это прямо «Подлинная жизнь Себастьяна Найта». Боже, упаси девиц от таких грёз! Там Набоков во весь рост и детская коляска в конце длинного полутёмного коридора (пустая).
Представим, что первая любовь Гумберта Гумбера не умерла от тифа, и что сам Гумберт Гумберт (как мы помним, сирота со счастливым безматеринством, в подростковом возрасте поражённый настоящей взрослой любовью в самое сердце) — не унылый литературовед, а блестящий Дестаби, и не пафосный маньяк, а однолюб с лебединой песней, надёжа и опора. Что ожидает эту «Лолиту Первую» на райской планете Раа?
Ой, ничего хорошего. Превращение в Альбу, сумасшествие и самоубийство.
Альба познала такую любовь, что у её сына и от Тени был характер Аиры. Она подарила ему такую любовь, что он вышел на максимально возможную орбиту, да так, что она потеряла с ним связь.
Это бывает, когда люди друг для друга «активаторы», а не «дуалы». Они задают друг другу очень высокие условия старта, но каждый идёт в своём направлении, и со временем они расходятся всё дальше и дальше. Альба от такого напряжения просто сгорела.

Теперь немного околоаировской лирики, для пущего выражения чувств:

***
Ты мне открылась вся.
Мы были тогда детьми.
Не было слова «нельзя»
Было лишь слово «возьми»

Были слова «пойми»,
«Смотри», «догоняй», «пока»
Мы были тогда детьми.
Безбрежно текла река.

Вместе любовь и жизнь,
Их безразмерен век.
И когда мы вдруг обнялись
Ничего не открылось сверх.

***
Бесстыдна первая любовь. Кого стыдиться?
Росы? Полночных светляков? Дыханья птицы?
Того, что ты идёшь ко мне так без оглядки?
Да будет ночь, где дождь, и дрожь, и снова сладко!

***
Любимая! Твоё бесстыдство,
Твоя святая простота
В рассвет такой взлетали птицей!
Такого стоило труда
Остановиться. Отдышаться.
Не делать глупостей весь день.
Играть ребенка перед старцем,
Здороваясь через плетень.
И зная, что мерцает искра
В тени твоих ресниц и ног,
Учиться сдерживать лучистый
Нетерпеливый огонёк.
Но день отравлен черной меткой
Тоски не встретившихся рук
И сонным вздохом из беседки:
«Ну, мама! Он же просто друг!»

***
Ты и средь бела дня
Сияла, как ночь ночей.
Ты позвала меня
Звоном тайных ключей.
Жажду! А ты, смеясь, —
«Опасна кровь с молоком!» —
Мне налила себя. И я
Выпил одним глотком.

***
я так и не сказал ей, что люблю
хоть было всё, что меж людьми бывает
был дождь земле, и бури кораблю
и пламя лесу, и пустыня раю

***
нам не сойтись, как двум краям
смертельной раны
и сон крылатый наш — обман
и души рваны

***
твой образ, жало и кинжал
застыл в моей пещере сердца
ему оттуда не сбежать
ему ничем не оттереться

вся эта горькая беда
хранится в камне
туда не затечёт вода
не встрянет пламя

там только вечная печать
там только пыль
там только эхо слова «жаль»
такая быль

как смерть ужалила ужасно –
так и живу
а тень, пришедшая ненастно
ушла во тьму

да, знаю, ты не идеал
как я не совершенство
но лишь тебя я отражал
когда сверкал кинжал блаженства

***
познав ее, не жил я в большей власти
нигде и никогда
и если слышал восхищенный гул
то просто знал, что недостоин
а если крики осуждали мои решения
то что их бледный ох в сравнении с ее глазами
из которых уходит жизнь
уходит от меня к другому, к пустоте, к небытию


Хотелось бы прочитать книгу о том, как два героя «Мигранта», Андрей и Аира, находят черту, «её же не перейдеши» — и переходят! Андрей и Изя Кацман не перешли, а Андрей и консул Махайрод — перейдут. Да где ж её взять, такую книгу... Разве что написать самому )))

   

current book

главная